Июль 27, 2017

Александр Тертычный: «Я верю в профессиональную журналистику»

Версия для печати
В Вышей школе журналистики и медиакоммуникаций КФУ прошла международная научно-практическая конференция «Информационное поле современной России: практики и эффекты». Интервью сайту ВШЖиМК дал один из ее участников – профессор факультета журналистики МГУ имени М.В.Ломоносова, классик теории журналистики, автор многочисленных учебников по жанрам журналистики Александр Тертычный.

 Александр Алексеевич, что для Вас значит журналистика?

А.Т.: Конечно же, журналистика – это профессия. Но не только. Она еще и призвание! Я бы еще уточнил – призвание для людей неравнодушных. Журналистику нередко называют четвертой властью, наряду с законодательной, исполнительной и судебной. Порой, действительно, журналистика может инициировать важные для общества события, процессы, решения. Но инициировать их на уровне объективного информирования общества, а также, возможно, и других ветвей власти о том, что до этого было неизвестно, что, возможно, кем-то преднамеренно скрывалось. И если вслед за появлением подобной информации происходили значимые положительные перемены в жизни людей, то это могло восприниматься как проявление четвертой власти. На деле же реальная власть, безусловно, сосредоточена в руках первых трех властей. А журналистика способна лишь «ставить» их перед обнародованными фактами, оказывая тем самым, на эти власти определенное информационное давление. Причем оно возможно прежде всего потому, что реальные власти, зная, что общество в курсе дел (а общество – это еще и электорат, который может проголосовать на выборах, например, в Думу), может принять важное для него решение.

Журналистика – это очень интересная, но и очень трудная профессия, если заниматься ею по-настоящему. Журналист постоянно находится под напряжением этой профессии, независимо, от того, работает он в данный момент, или отдыхает. Он постоянно думает о том, что уже опубликовано, или что еще только предстоит опубликовать, думает об источниках информации, о людях с которыми необходимо побеседовать, о командировках, об удачах и ошибках.

Сейчас возможность публиковаться (например, в интернете) появилась у многих людей, не работающих в редакциях СМИ. Раньше таких называли внештатными корреспондентами. Сейчас их иногда называют гражданскими журналистами. Правильно ли это? Думаю, не совсем. Почему? Ну, прежде всего потому, что журналист – это профессия, как я уже сказал. Журналист должен быть на рабочем месте (в редакции или удаленном доступе) постоянно. Он обязан регулярно и постоянно создавать журналистские тексты. Поскольку любое СМИ – это еще и производственный цех, который должен постоянно выпускать продукцию. За это журналисты получают зарплату. Тот, кто сам по себе когда захочет публикуется в Сети, может быть назван, например сетевым публицистом, но не журналистом. Поскольку публицисты всегда были независимыми, свободными художниками в своем желании создавать или не создавать тексты. Если же кто-то работает в сетевом издании, то он, как и положено, именуется журналистом.

 Как Вы пришли в эту профессию? Это было продуманное или спонтанное решение?

А.Т.: Журналистом я стал не сразу. Сначала я получил диплом энергетика (может быть потому, что в школе любил физику), работал на производстве, служил в армии. Но потом стрелка симпатии двинулась в сторону журналистики (может быть потому, что в школе я любил еще и литературу). Произошел еще и случай, который способствовал этому процессу. Во время преддипломной практики мой однокурсник получил производственную травму, по причине того, что прораб не обеспечил технику безопасности во время работы. Так бывает. Пострадавший должен в таком случае заручиться справкой о получении травмы на производстве, что нужно было для пособия или пенсии, в случае, если в дальнейшем из-за травмы он не сможет работать. Но руководство предприятия решило «спустить дело на тормозах»: сделало вид, что никакого происшествия не было, чтобы не получить «по шапке» от старших начальников. Поэтому я вместе с другим студентом написали письмо в газету «Правда», которая была тогда самой известной в стране. И через несколько дней приехал журналист из этого издания, во всем разобрался. Нашему пострадавшему были оформлены все документы о получении травмы, а виновные понесли наказание. В этот момент я поверил в силу журналистики, ее возможность помогать установлению справедливости. В армии я стал сотрудничать с военной прессой. После поступил на факультет журналистики МГУ.

 В чем заключается ценность профессии?

А.Т.: Журналист – это голос общества, его полномочный представитель, который постоянно находится в гуще событий, наиболее жгучих проблем, ждущих своего решения. Он делает достоянием аудитории самую актуальную, горячую информацию о происходящем в стране и за рубежом. Журналист помогает обществу постоянно быть в курсе быстротекущих дел, оказывать свое влияние на их ход. Для журналиста его профессия интересна еще и тем, что она обращена ко всем сферам общественной жизни, автор может найти ту из них, которая ему больше всего нравится (экономику, политику, медицину, культуру, спорт и т.д.) и рассказывать о ней своей аудитории. Он может заняться подготовкой новостных заметок, а может посвятить себя аналитике или художественно-документальной публицистике. Такого разнообразия выбора не дает ни одна другая профессия.

Как Вы думаете, в чем разница между советской и современной журналистикой?

А.Т.: Советская журналистика существовала в стране, которая под руководством КПСС строила социализм (а в очень далекой перспективе – коммунизм) и тем самым реализовывала коммунистическую идеологию создания светлого будущего, в котором каждый человек мог стать гармонично развитой нравственной личностью. В экономическом плане СССР был страной, в которой существовала плановая экономика, общественная собственность на средства производства, на землю. В стране существовала бесплатная медицина, бесплатное образование, нуждающимся (в том числе выпускникам вузов после трех лет работы по распределению) государство выдавало квартиры, а профсоюзы – путевки в дома отдыха. Все СМИ учреждались партийными органами и существовали на полном государственном обеспечении. Издания не нуждались в рекламе, а журналисты занимались только профессиональной работой. Соответственно, СМИ считались проводниками идей партии, занимались агитацией, организацией и пропагандой в сфере промышленного производства, сельского хозяйства, исходя из установок партии и правительства. А также научным и культурным просвещением аудитории, нравственным воспитанием молодежи и т.д.

Кроме того, в стране существовала цензура, которая следила в первую очередь за тем, чтобы в СМИ не раскрывалась государственная, военная и личная тайна. Но иногда цензоры вмешивались, когда считали, что в данной публикации присутствует антисоветская пропаганда или разжигается межнациональная, религиозная рознь, применяется обсценная лексика и т.п. Но это не значило, что в советских СМИ не было настоящего творчества, острых публикаций. Практика богата публикациями множества талантливых журналистов, публицистов (В.Гиляровский, А.Толстой, М.Шолохов, А.Аджубей, Е.Рябчиков, В.Селюнин, А.Аграновский, А.Рубинов, А.Ваксберг, Л.Графова и т.д.). Героями их выступлений были в основном простые труженики, люди героических профессий (летчики, космонавты, подводники), писатели, художники, артисты, ученые.

Статус журналиста в советском обществе был исключительно высоким, они пользовались большим доверием населения, выступали реальными помощниками в решении самых трудных проблем.

В настоящее время СМИ существуют в условиях рынка. Они считаются независимыми, так как якобы способны сами заработать себе деньги, свободны в своем творчестве и не подлежат цензуре. Но на самом деле они зависимы от «денежных мешков», от администраций и др. Цензура по закону отменена, но на деле существует. Правда, она поменяла свой характер, превратившись по большей части из государственной в самоцензуру руководства СМИ, которое без всяких понуканий «бежит впереди паровоза», четко ориентируется на интересы и пожелания тех, кто содержит их издания. Из содержания публикаций СМИ практически исчезли люди труда, творцы, зато почти ежедневно и ежечасно перед аудиторией возникают шоумены, скандалисты, звезды, политики, депутаты, грабители, мошенники. Во главе угла при оценке работы журналиста теперь чаще всего стоит не вклад его в решение общенародных проблем, в развитие экономики или культуры, а рейтинг, который тем выше, чем сенсационнее то, о чем сообщает журналист. Статус журналиста в нашей стране сейчас, как говорят, «ниже плинтуса». И в этом отчасти виноваты сами журналисты, падкие на сенсации, пустопорожнюю болтовню ради денег.

 Как Вы оцениваете современное состояние журналистики?

А.Т.: По мнению ряда специалистов, да и самих журналистов, эта сфера профессиональной деятельности находится в глубокой депрессии. Иногда даже говорят о ее упадке. И происходит это якобы из-за полной переориентации аудитории на интернет-коммуникации, где публиковаться может кто угодно и нужды в профессиональной журналистике нет. И чаще всего при этом имеют в виду состояние печатных СМИ, объемы их тиражей. Действительно, если советские газеты и журналы выходили тиражами иногда в десятки миллионов экземпляров, то теперь тиражи подобных изданий, по большей части стали незначительными: десятки тысяч экземпляров уже считается плюсом. И это служит поводом для разговоров о том, что печатные СМИ становятся атавизмом на фоне «прекрасного цифрового мира».

Здесь надо вспомнить, что эту идею выпустил в общество некий американский миллиардер У.Баффет, владелец многих СМИ, в том числе газет. На деле все обстоит не так печально. Всемирная газетная ассоциация собрала статистику, согласно которой в 2015 году 2,7 миллиарда человек (то есть, 40% взрослого населения мира) читали бумажные газеты и журналы, причем их совокупный годовой тираж составил 700 триллионов экземпляров! Это гигантская цифра, которая позволяет смотреть на печатную журналистику с оптимизмом. Есть примеры успешного существования печатных СМИ и в нашей стране (например: «Аргументы и факты», «Московский комсомолец», «Комсомольская правда», «Российская газета», «Русский репортер» и ряд других).

Очевидно, качественная профессиональная журналистика будет возрождаться по мере роста общей культуры населения, его политической, социальной активности. Я верю в то, что профессиональная журналистика будет существовать всегда.

 Сейчас большую популярность приобретают медиа развлекательной направленности. Как Вы думаете, это положительная или отрицательная тенденция для журналистики?

А.Т.: Потребность в развлечении – важная для человека. И СМИ способны в известной мере удовлетворять ее. Поэтому в том, что они есть, ничего плохого нет. Плохо то, что очень много сейчас именно плохих развлекательных СМИ. Их не должно быть. Полагаю, что те СМИ, которые зарабатывают на публикации информации, фото, рисунков, видео, унижающих человеческое достоинство, смакующих «истории ниже пояса», всевозможные извращения и надо запрещать. А качественные развлекательные издания стоит всячески поощрять.

 Какой совет Вы дадите студентам-журналистам?

А.Т.: «Студент, он и в Африке студент», – говорил один мой приятель. Студенту надо прилежно учиться, развивать свой интеллект, свой философский потенциал, свою логику, набираться профессиональных знаний. Кроме того – постоянно приобщаться к практической журналистике. Укреплять свое здоровье, это очень важно для нашей профессии. И надо верить, что добро обязательно победит на нашей планете.

Автор: Екатерина Поверенова

Фото Алиса Тихонова

Close
loading...