Июль 23, 2018

Запрещенную пьесу поставили в казанском ТЮЗе

Фото: Рамис Назмиев http://ramis-nazmiev.livejournal.com/119844.html

Версия для печати
В последний осенний день, 30 ноября, в Театре юного зрителя состоялся дебют спектакля «Страсти по Семену Семеновичу». Следует отметить, что дата премьеры выбрана не случайно – ТЮЗу исполнилось 84 года.

Спектакль поставлен по пьесе Николая Эрдмана «Самоубийца» 1928 года. Российский зритель смог увидеть постановку лишь в 1990 году, взялся за нее тогда режиссер Любимов.  В разные годы люди искусства пытались пронести эту пьесу на сцену, но каждый раз слышали отказ. Так, например, сам Станиславский обращался с письмом к Сталину с просьбой поставить спектакль, и вождь сперва разрешил, но после запретил показ.

Фото: Рамис Назмиев
Фото: Рамис Назмиев http://ramis-nazmiev.livejournal.com/119844.html

Почему столько лет пьеса была в ящике под семью замками? О чем она говорила, если так мешала власти?

В спектакле ТЮЗа задействована почти вся труппа актеров, а главную роль исполнил народный артист РТ Михаил Меркушин. Поставил главный режиссер театра Туфан Имамутдинов.

При общении со зрителями во время антракта можно было услышать полярные точки зрения. Так, например, две подруги пришли  в надежде посмотреть комедию, расслабиться и получить удовольствие, в итоге смотрели очень глубокую смысловую постановку. Другие же, прочитав анонс, загорелись – давно хотели посмотреть такой спектакль. Действо шло 2 часа 10 минут и все это время держало зрителей в напряжении.

Кто такой этот Семен Семенович Подсекальников? Гражданин Советской страны, вот уже как год безработный. Как-то в ссоре с женой она испугалась, что он покончит со своей жизнью. Слухи об этом разошлись настолько быстро, что уже на следующий день к нему начали приходить представители интеллигенции, церкви, эмоционально не стабильные дамочки…  Все для того, чтобы в предсмертной записке он указал именно их проблемы как свою.

Фото: Рамис Назмиев
Фото: Рамис Назмиев http://ramis-nazmiev.livejournal.com/119844.html

Гроб, венки, советская коммуналка, пьяный медведь на цепи – это еще самая малость, что было на сцене.

В одном из действий представитель интеллигенции объясняет причины своей просьбы Подсекальникову: «Что вы видите? Очень многое. Что вы слышите? Ничего. Почему же вы ничего  не слышите? Потому что она молчит. Почему же она молчит? Потому что ее заставляют молчать.  А вот мертвого не заставишь молчать, гражданин Подсекальников. В  настоящее время, гражданин Подсекальников, то, что может подумать  живой, может высказать только мертвый».

После таких сцен удивляешься, как Эрдман не побоялся написать такое в свое время? Как многие пытались показать это зрителю? Ведь пьеса является зеркалом не только того времени с его проблемами.

Эпичной является сцена, когда Семен Семенович звонит  в кремль. Как только он произносит это слово все с визгом убегают со сцены, и лишь краем уха слушают, что же делает их герой – самоубийца.

Интересно, представляли ли зрители на другом конце провода Сталина или им эта сцена жутко напоминала дела сегодняшних дней? А пьеса, написанная почти 100 лет назад, не о нас ли? А вы верите в спираль истории?

И все же эта постановка по праву считается комедией, но за внешним юмором, песнями цыган, нелепыми ситуациями четко ставятся вопросы. Вопросы, волнующие всех в те тридцатые.

«С первого дня революции мы ничего не делаем. Мы только ходим друг к другу в гости и говорим, что нам трудно жить. Потому что нам легче жить, если мы говорим,  что нам трудно жить. Ради  бога, не  отнимайте у нас последнего средства к  существованию, разрешите нам говорить, что нам трудно жить. Ну, хотя бы вот так, шепотом: “Нам трудно жить”. Товарищи, я прошу вас от имени миллионов людей: дайте нам право на шепот. Вы за стройкой даже его не услышите. Уверяю вас. Мы всю жизнь свою шепотом проживем», – говорит Семен Семенович.

Дарья Черницына

 

 

Close
loading...