Ноябрь 25, 2017

Писательница Татьяна Веденская: «Я не верю в то, что все будет хорошо»

Версия для печати
В Казани прошел общегородской литературный фестиваль. Книжная ярмарка, лекторий, мастер-классы, детский конкурс чтецов, зона буккросинга, которая будет работать на постоянной основе, а также творческие встречи с писателями Анной и Сергеем  Литвиновыми и Татьяной Веденской – все это в течение двух дней было доступно для всех желающих. 

Корреспондент портала DragonNews пообщался с российской писательницей, автором психологических женских романов Татьяной Веденской. Общий тираж книг Веденской составляет 3 миллиона, а писательский стаж – 12 лет. Автор презентовала казанцам свою новую книгу «Что ни делается – к лучшему!»

Кто такие – особенные женщины?  Читают ли женские романы мужчины? Что в жизни писателя бывает только один раз? Чему учат в Голливуде, и многое другое – далее в интервью.

Как вы попали в издательство «Эксмо», ведь там большой поток писателей? Как прошли через это все?

Т.В.: Вот вы правильно озвучили сразу – «прошли через это все».  В этих словах, по сути, уже кроется ответ. Когда я написала первую книгу, как и многие писатели не знала, что с ней делать. В интернете нашла какие-то материалы, где советовали отправить рукопись в разные издательства. И я начала это делать. В том числе в «Эксмо». Но на самом деле делать так не стоит. Нельзя просто так отсылать тексты в никуда. Нужно обязательно иметь какие-то контакты с редактором, например, чтобы понимать, откуда ждать ответ. Потому что многие рукописи, особенно в те годы, терялись из инфоящиков. Их просто не читали. Поэтому первый мой издатель – не «Эксмо». Первые мои две книги выходили в издательстве «Столица-Принт» — это маленькое издательство с замечательной редакторской группой. Как они рассказывают, несмотря на то, что это была первая книга, на третьей странице они поняли, что надо читать дальше, а на 20 – что надо печатать.
У меня в  этом смысле никогда не было проблем с редактором, или с оценкой моих книг, их читали и сразу все налаживалось.
Самый главный вопрос был преодолеть дистанцию между мной и редактором «Эксмо». Уже после второй книги я подписала договор с литературным агентом, который сказал: «Таня, только «Эксмо», и, конечно же, он был прав. Потому что «Эксмо» – это самая профессионально работающая организация. В общем, в любом случае, чтобы через все этой пройти, нужно найти человека, отдать ему рукопись, смириться с тем, что он ответит, принять критику, и либо радоваться, либо работать дальше, либо и то и другое одновременно.

Что почувствовали, когда вас впервые опубликовали?

Т.В.: Я не получала ответа из издательств девять месяцев. А однажды в интернете увидела издательство «Столица-Принт» и подумала, что им я еще не отправляла письмо, и уже от отчаяния написала просто: «Хотите – прочитайте». От них ответ пришел через 10 дней. Он был такой же такой лаконичный, как и мое письмо: «Прочитали – будем  печатать. Приезжайте подписывать договор».  Я бегала на ушах по комнате, визжала, кричала. Наверное,  это самый запоминающийся момент. Никогда больше такого не пережить, как когда тебя соглашаются печатать в первый раз. Это самое восхитительное  в жизни писателя чувство.

 

Какие бы вы советы дали начинающим писателям?

Т.В.: Делать спам-рассылку нет смысла, но нужно понимать, что это вопрос сложный, зависит и от удачи. Но, конечно, процентов 80 успеха зависят только от качества материала. Поэтому, если текст сырой, не нужно надеяться, что редактор оценит замысел, согласится дорабатывать, редактировать. Идея, конечно, важный элемент, но замысел и исполнение – самое ключевое здесь. Это должен быть хороший материал, он должен быть интересен, вам должно быть за него не стыдно. Важно знать, к кому в руки это попадает. Можно позвонить в несколько издательств, узнать, кто работает с самотоком, так называемым. В нашем издательстве, например, все очень прозрачно. Есть группа редакторов, читающих новую литературу и большие шансы, что если книга хорошая, то ее напечатают. Потому что издатель всегда нуждается в хороших книгах. Но все равно есть элемент частного мнения издателя, редактора, оно может не совпасть с другими: в одном издательстве могут отказать, а в другом взять. Поэтому нет смысла концентрировать все усилия на одном издательстве, нужно попробовать охватить несколько.
Самый простой способ – войти в  книжный магазин и понять, на какой полке ваша книга должна стоять. Вы же этого хотите, к этому стремитесь. Допустим, ваши будущие книги приблизительно подходят по жанру на полку исторического приключенческого романа, подойдите к этой полке, возьмите книги, и посмотрите, какие издательства их публикуют. Сделайте это в нескольких магазинах нескольких сетей. Все, у вас будет готовый список тех, кому интересна ваша литература. Такой лайфхак. Другой вопрос, если вы написали историко-приключенческий-любовно-авантюрный роман с элементами фантастики и немножко эротики, вот тут конечно сложно, и неизвестно куда это ставить. И это проблема.

Откуда берете идеи? Описывали когда-нибудь себя в своих романах?

Т.В.: Да сплошь и рядом! Есть даже более биографичные вещи, такие как «Квартирный вопрос или Байки черного маклера», «Зеленый подъезд», есть те вещи, в которых я так или иначе между строк читаюсь. Да и любой писатель в своих произведениях между строк читается, и никаких проблем его увидеть  во всей красе или во всем уродстве нет. Потому что это такая работа. Ты порой и сам не знаешь, какие тайны мадридского двора выдаешь. Такие вещи невозможно контролировать. Какие-то герои более автобиографичны, какие-то похожи на моих друзей, какие-то – это смеси, такой коктейль, но всегда это опирается на реальность. Есть писатели, которые всегда опираются  на вымысел, фантазию, для меня это сложно. Реальность вокруг всегда является источником вдохновения для меня.

Как вы думаете, в чем особенность ваших романов, отличия от других?

Т.В.: Они выделяются так же, как  я выделяюсь в толпе. В каком-то аспекте это просто развлекательные книги, которые просто написаны, чтобы скрасить досуг, с какой-то другой точки зрения, там появляется вся та фантасмагория, которая связана со мной персонально, потому что я достаточно сумасшедший по жизни человек, и это быстро становится заметно. Это отражается и в моих книжках. Это такой мой реалистический оптимизм, который я практикую всю жизнь, потому что я не романтик, я не мечтатель, я не витаю ни в каких облаках, я, как это говорят по-английски, «down to earth» – очень крепко стою на земле. С другой стороны я редко грущу, я очень оптимистична, и это сочетание реализма с оптимизмом меня отличает от многих.
Вообще, писателей можно поделить на две группы: это пессимисты и оптимисты. И стою я где-то посередине и просто улыбаюсь солнцу. Оптимизм, любопытство, попытка заглянуть в самую суть вещей, в какие-то процессы, критичность – это характерные мои черты.

Вы в своих книгах опираетесь на реальную психологию, как-то даже помогаете своим читателям…

Т.В.: На каждой моей книге написана фраза «Книга Татьяны Веденской лучше сеансов психоанализа возвращает к жизни». Это мнение профессиональных психологов, уж как они пришли к такому выводу я не знаю. Но на самом деле, я очень близко стою к психологии, в ее бытовом смысле, это психология разговоров, психология поддержки, психология, когда иной, более оптимистичный взгляд на вещи помогает другому человеку расслабиться внутри своего замкнутого круга. Люди берут мои книги, зачастую, чтобы поднять настроение, это как терапия в какие-то тяжелые периоды времени, когда бывает отчаяние, усталость, разводы… Я не верю в то, что все будет хорошо, и в то, что все что ни делается – к лучшему. Я считаю, что без некоторых вещей можно обойтись, но уж если сделали, то ладно. Но я никогда не опускаю руки, и через мои книги, вот это ощущение, что нужно жить дальше и «пошло оно все к чертовой бабушке, пошли лучше в караоке клуб», вот это настроение очень хорошо читается сквозь книги. Мне даже недавно пришло письмо от девушки, которая написала, что мои книги помогают ей во время бомбежек. Оказалось, что она из Донецка.

Расскажите об этапе вашего творчества, когда  ваши романы стали экранизировать?

Т.В.: Этот этап от меня мало зависел, все книги, которые стали фильмами, стали ими без моего участия. Мне просто звонили люди, спрашивали, и я соглашалась. Пока я в этом не участвовала, но хочу писать сценарии. Я даже получала образование, ездила учиться.
Но это достаточно сложный и специфичный процесс. У нас в России не так много каналов, чтобы был свободный рынок идей. У нас достаточно сложно и пока я не знаю, как к этому подойти. Вот рынок издательства у нас намного шире, возможностей перед новичками больше,  и он более открыт новым идеям. Сценарный мир достаточно закрытый и распределен, так скажем, по своим. Там скорее побеждает идея не та, которая лучше, а та, которая принадлежит режиссеру или продюсеру.

Ваша серия книг называется «Для особенных женщин», а кто же такие эти «особенные женщины»?

Т.В.: Сейчас уже наши книги идут под другим названием – проза Татьяны Веденской, но на название «Для особенных женщин» было создано под моим влиянием. Это относится к тому, насколько у нас на самом деле героические женщины, что нам выпадает в жизни, и как мы с этим виртуозно и шикарно справляемся. Я думаю, что нам сложно, мы не в оранжерее живем, и, тем не менее, россиянки умудряются с этим справляться, принимать это и жить счастливо.
Мы живем, извлекая максимум счастья из минимума возможностей. И даже одного солнечного дня нам достаточно, чтобы  мы были счастливы. И эта особенность только женская, она не относится к мужчинам. Они сидят на диване и ворчат. И даже с этим мы умудряемся справляться. Мы их любим, и они каким-то образом становятся нашими принцами. И этот момент меня всегда восхищал. И он отражается всегда в моих книгах. Отсюда же название серии.

Думаете, если бы ваши книги перевели на какой-нибудь иностранный язык, понятны они были бы иностранному читателю?

Т.В.: У меня одна книга переведена на английский язык, и насколько я знаю, людям, которые читали, было вполне интересно. В Болгарии перевели мои книги на болгарский, не знаю, почему именно там. И вот из Болгарии мне начали писать люди. Тема счастья, я думаю, тема взаимоотношений и личных кризисов она актуальна для всех женщин в мире.

Как относитесь к пиратству?

Т.В.: На самом деле наш мир мультимедийный таков, что бороться с пиратством не получится. Оно будет происходить, и мир будет меняться. Подход, при котором кто-то говорит, что писатели исчезнут, или издательства разорятся, и люди перестанут писать, на мой взгляд, неуместен. Да не из-за того люди пишут, чтобы им деньги платили, и не для того люди берут в руки книги, чтобы обязательно заплатить. Знаете, не каждая книга людям нравится, они приходят в магазин, покупают, и потом выбрасывают, не дочитав. И что делать? Пойти вернуть? Нет, я считаю, каждому найдется свое место, и всегда так было.

В этом смысле мне близка позиция тех, кто обращается к краудфандингу, к новым способам общения с миром. Опыт показывает, что люди, просто скачав книгу, начинают ее рассылать знакомым, рассказывать, поэтому для меня это только польза. Здесь я, наверное, больше поощряю, нежели противоборствую. Потому что это так или иначе равнозначный обмен, и мы разберемся, как это финансировать. Кто не может выдержать, кто хочет каждый рубль обязательно оприходовать, пусть занимается чем-то другим. Мы больше о творчестве должны думать.

Какой роман хотели бы увидеть на экранах?

Т.В.: На мой взгляд, книга «Содержанки» идеальна для экранизации, вокруг нее было  много «танцев с бубнами», но вот что-то все не складывалось, и «Зеленый подъезд». (Как ранее прокомментировала Татьяна в одном из интервью, «Зеленый подъезд» – вторая из написанных книг. Это была психотерапевтическая мера – изложить на бумаге и больше никогда не вспоминать. Этот роман она писала только для себя, — прим. ред.)

 В таком случае кого бы вы предложили на главную роль в «Зеленом подъезде»?

Т.В.: У нас всегда  Безруков играет, что тут выбирать (смеется). Пусть этим на кастингах занимаются лучше.
Вот, например, в фильме «Не торопи любовь» по моей книге, в главной роли была Ира Пегова. Я бы сама ее не выбрала, но когда увидела ее в фильме, подумала, что она вообще-то хорошо подходит, и играет прекрасно. Я не специалист, но Светлану Ходченкову выбрала бы в любой роли, после ее роли в  фильме «Благословите женщину», настолько она хорошо сыграла.

Совпадают ли ваши взгляды и взгляды режиссера?

Т.В.: Я честно скажу, стараюсь не смотреть фильмы по моим книгам, потому что нет, не совпадает. Я бы все сделала по-другому, и вижу иначе. А и не надо, чтобы совпадало. Все-таки это совершенно другой уже продукт. Фильм это то, как режиссер уже переосмыслил и преломил то, что прочитал в книге.

Вообще не нужно относиться к экранизациям, как простому переложению, потому что в книгах мы можем заглянуть в душу человека, в его внутренний мир. Нет другого вида искусства, который  бы позволял читать мысли. Театр – фокус на межличностный конфликт. Кино – это «синий аватар», который бегает по гравитационной планете, это все про эффекты, спецэффекты. Вот он сидит в этой позе роденовского «Мыслителя», и как показать на экране, что этот синий аватар  о чем-то задумался? Да никак, только закадровым голосом. Только книга может эту глубину дать. Так случилось с «Девушкой в поезде» Полы Хокинс. В общем-то, интересная книжка, а в фильме она полфильма сидит и просто смотрит в окно. Кто ее знает, о чем она думает?

На данном этапе какая у вас цель, мечта?

Т.В.: Я перестаю мыслить категориями мечтательными, начинаю как-то рационально подходить ко всему. Вы знаете, у меня много проектов. Сейчас я делаю сборник рассказов, которые не знаю, куда буду девать, потому что они в жанре фантастики. Мне просто интересно это пописать. Еще интересное для меня направление – написание сценариев. Мне хочется как-то это дело развить. Ну и, конечно, продолжить писать книги!

Автор текста и фото Диана Беркутова

Close
loading...