Сентябрь 23, 2017

«Я и врагу не пожелаю увидеть весь тот ужас…»

Версия для печати
В нашей семье мы все его называли Дедом, а его жену – Нэнэй. Мы часто ходили к ним в гости, вместе с сестрой убирались у них, они же всегда радостно встречали нас у порога.

Меня всегда радовало, как они общались между собой. Если Нэнэй была чем-то недовольна, то Дед всегда улыбался и отшучивался. Радовало, как они общались со своими правнуками – Аланом и маленькой Эрикой (моими двоюродными братишкой и сестренкой). У них кроме них, конечно, еще много внуков и правнуков.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

К сожалению, Деда уже 3, а Нэнэй 2 года нет с нами, но все, что они рассказывали, до сих пор осталось в памяти. Ведь они были свидетелями и участниками событий Великой Отечественной.

Дед видел, как умирали от голода дети; как погибали от вражеских пуль товарищи; как хрупкие, но отважные санитарки держали в одной руке медицинскую сумку, а в другой оружие, и в это же время тащили на себе раненых; как какой-то немец ударяет о деревянный косяк ребенка и тащит его обезумевшую мать за собой, которую тоже, скорее всего, убьет…

Он попадал в окружение немцев, видел, как машина с его товарищами взрывалась, а в живых остался только он. Видел, как река становилась красной от крови убитых.

Все это о моем родственнике, который участвовал в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов, в освобождении от немцев Украины, Румынии, Венгрии, Болгарии, Чехословакии – Нугуманове Ахсане Габдурахмановиче. Родился он 15 августа 1925 года в деревне Кашкалаша Благоварского района Башкирии. Со своей супругой – Миннури Хафизовной, труженицей тыла, они прожили 65 лет, вырастили четырех детей, дали им достойное образование.

Повоевать пришлось всей семье

Его родители – Нугуманов Габдурахман Арсланович  и Тагзима Марвартдиновна – жили в деревне и занимались сельским хозяйством.
В гражданскую  войну отец служил в Красной Армии, воевал с «беляками», поэтому в 1942 году его уже отправили на фронт. Он был политруком полка. Погиб в апреле 1943 года при освобождении Орла. Похоронен в братской могиле в селе Алексеевка Залегощинского района Орловской области.

«По приглашению орловчан мы в мае 1979 года посетили эти места, побывали на братском кладбище», — вспоминал Дед.

Дядя Ахсана Габдурахмановича Нугуманов Габделбарий Арсланович еще до войны окончил Ленинградскую военную артиллерийскую  академию, воевал, был командиром полка. Погиб в 1945 в Румынии, имел звание полковника.

«Передайте маме, что я ушел на фронт…»

В 1942 году Ахсан Габдурахманович  окончил медицинское училище и получил диплом с квалификацией «медицинский фельдшер». После окончания медучилища работал в своем районе в санэпидемстанции, в районной больнице. Его как фельдшера привлекали на работу в комиссии по отбору призывников в Красную Армию, которых отправляли на фронт. Этих призывников он должен был везти в республиканский призывной пункт и сдавать комиссии.  Такая работа проводилась очень часто.

Однажды он решил с этими призывниками уйти на фронт. Он сел в поезд как обычно, но в этот раз уже не вернулся.

«Я думал только о том, что мы должны победить фашизм», – говорил Ахсан Габдурахманович.
Он запрыгнул в вагон, и одному из работников районного военкомата успел только крикнуть: «Передайте маме, что я ушел на фронт». Это было в апреле 1943 года.

С этой группой они попали в военный лагерь, расположенный на станции Целикс Рязанской области. А после двухмесячной подготовки их отправили в распоряжение II Украинского фронта. Его назначили медиком-санинструктором в 680-й противотанковый истребительный полк. В его ведении было 6 медиков-санитаров.

В этом году исполнилось 74 года с того момента, как он добровольно ушел на фронт.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Медики во время атак всегда были на передовой

Как рассказывал Ахсан Габдурахманович, медикам на войне было очень трудно. Солдаты с оружием в руках всегда шли вперед, выполняли свой долг, а у медиков на передовой в одной руке винтовка, на боку медицинская сумка со средствами для оказания первой помощи. Они выносили из  боя раненых и отправляли в медсанбат.

На фронте в любой момент времени каждый был под угрозой смерти. Дед рассказывал случаи, запомнившиеся ему навсегда.

«Однажды мы стояли около артиллерийского оружия: командир батареи, артиллеристы и я. Вдруг немецкий снаряд попал прямо по нам. Погибли командир, солдаты. Одному раненому я оказал помощь и спас его.
А однажды мы попали в окружение. Кругом лес, нет дороги. Нас вывел из этого пекла связист, который накануне протягивал кабель связи в наблюдательный пункт через болото. По этому кабелю он и определил дорогу», — вспоминал он.

Родился в рубашке…

«Зима. 1944 год. Мы отвозили раненых в медсанбат. И вот уже собрались ехать обратно, но грузовая машина не заводилась. Мотор замерз. Я решил отрезать проволоку, намотать на нее тряпки, намоченные в горючей массе, зажечь как факел и нагреть мотор. Как только я дошел до ограды с колючей проволокой, какая-то сила повалила меня прямо на нее. Когда я очнулся, выяснилось, что фашистские самолеты, пролетая, бомбили дорогу. От той машины и от людей не осталось ничего…», — отчетливо впечаталось в его память.

В западне

Следующий случай был на Карпатах, зимой  1945 года. Из воспоминаний: «Мы пошли в наступление. Дорога была горная: слева горы, справа обрыв, внизу текла река. Воспользовавшись этим положением, немцы стали бомбить спереди и сзади. В этом «кольце» погибло очень много людей. По канавам текла вода с человеческой кровью… В таком положении мы были очень долго, пока не подошла подмога».

Помню, как он говорил, что и врагу не пожелает увидеть весь тот ужас, что видели в то время они.

День Победы!

Победу Дед встретил в Чехословакии. Он рассказывал, что они были на реке и сидели в лодке с товарищами, как вдруг начали издаваться громкие звуки, выстрелы. Они были в недоумении, но потом поняли – Победа!  И стали радостно кричать «Победа! Победа! Победа!».

«Свою первую награду я получил в 19 лет»

Демобилизовали его в апреле 1946 года на основании Указа Верховного Совета СССР, как специалиста, нужного для восстановления страны после военной разрухи. «Так написано в Красноармейской книжке», — говорила его супруга Миннури Хафизовна.

Первую медаль – «За отвагу» – ему вручили в 19 лет в Венгрии в ноябре 1944 года.

«Вообще у Ахсана Габдурахмановича было много наград: ордена, медали. Вот, посмотри на фотографиях», – показывала фотографии мужа Нэнэй.

«Я еще 18-летним насмотрелся на оторванные руки, ноги, на трупы солдат…»

После войны в 1948 года через республиканский военкомат Ахсана Габдурахмановича отправили учиться в лениногорскую Военно-медицинскую академию. Разместили в казармы, обеспечивали трехразовым питанием. Словом, все было устроено хорошо, но проучился он там всего 2 месяца и вернулся домой.

Этот поступок он объяснял тем, что там готовят военных хирургов: «А я еще 18-19-летним насмотрелся на оторванные руки, ноги, на трупы солдат, ходил по человеческой крови… Медиком успею еще поработать. Думал, поступлю в сельхозинститут, буду ходить по чистой земле, по мягкой траве, по полю».

Так он и сделал. В 1952 году поступил в сельхозинститут, в 1957 году окончил и получил диплом ученого агронома. Все 5 лет учился на очном отделении. Агрономом и председателем колхоза работал до 70 лет.

В 1976 году через Министерство сельского хозяйства начальником станции защиты растений он был направлен в небольшой городок в Башкирии – в город Туймазы. На пенсию вышел в должности главного агронома.

И в 70 лет можно быть активистом

После выхода на пенсию Дед вел активную общественную работу. Был членом президиума Совета ветеранов микрорайона при ЖЭУ №3.
Посещал школы, учебные заведения. Имеет много почетных грамот. Одна из них от администрации города «За активную работу по патриотическому воспитанию подрастающего поколения».

На момент, когда все это рассказывалось, Ахсану Габдурахмановичу было 88 лет. Свое долгожительство он объяснял тем, что был закален в боях.

Сейчас ему бы исполнилось 92 года.

Помним…

Диана Беркутова

Close
loading...