Сентябрь 26, 2018

Жизнеутверждающий фильм о смерти показали в Казани

Версия для печати
Субботний вечер в ЦСК «Смена» прошел необычайно оживленно. 27 мая показ документального фильма «Все, что остается», который прошел в рамках программы Дней швейцарского кино, посетила по-настоящему многочисленная и разношерстная публика. Большой удачей было и то, что с момента начала проведения программы Посольством Швейцарии в России впервые приехал и сам режиссер картины Михаэль Бельтрами.

«Действия фильма происходят в итальянской части Швейцарии, – перед началом фильма пояснил его создатель не без помощи переводчика. – Но тема, затронутая нами, универсальная. Думаю, что вы уже знаете, что эта тема смерти. Конечно, делать документальное кино о ней очень не просто, потому что смерть – это что-то личное, индивидуальное. При создании этого фильма я попробовал основываться на собственном опыте».

Далее режиссер, предвосхищая вопрос зрителей о том, почему он решил снять фильм о смерти, сказал, что причина кроется в его личной трагедии. За год до создания документальной картины «Все, что остается» умер отец Михаэля Бельтрами. Завещав свое тело медицинскому университету, он не дал своим близким как следует попрощаться с ним, что до сих пор волнует Михаэля. Главный вопрос, которым он задавался и задается сейчас: «А что же остается после?» Так, это стало и главной мыслью картины.

Документальный фильм Бельтрами по продолжительности не занимает много времени. Но за этот час зритель испытывает множество смешанных эмоций – это одновременно грусть и радость, разочарование и восхищение, желание и отвращение. На протяжении всего фильма не покидает и некоторая робость. Будто зрители получили уникальную возможность взглянуть в самую суть жизни героев картины, которые находится в шаге от смерти.

Документальная картина «Все, что осталось» поделена на ряд фрагментов, которые по сюжету степенно повествуют о разных «этапах» смерти человека. Здесь говорится о времени, когда человек осознает и принимает свою участь, о чувствах, которые испытывают его близкие, о моменте, когда наступает кончина больного, и о том, что же все-таки остается в мире после смерти человека.

Фильм начинается с первого прямого ответа на главный свой вопрос. Бельтрами показывает зрителям несколько минут от продолжительной тридцатидневной работы по эксгумации тел из гниющих от проливного ливня камер хранения. Удивительно, но режиссер сумел запечатлеть момент, когда при извлечении присутствует одна из родственниц похороненных здесь мужчин и женщин. Со спокойным, слегка взволнованным выражением лица она следит за вскрытием гроба, в котором находятся останки ее дедушки, пролежавшего там 25 лет. Не менее спокойным тоном работники спрашивают женщину о том, не тошнит ли ее от запаха гнилого тела. Она же обращает внимание на пятки покойного деда: «Удивительно, даже в эксгумации есть что-то красивое».

Следом зрители знакомятся с технологией кремации умерших людей, с какой вынужденной обыденностью работники учреждения относятся к этому процессу.

В фильме есть место и реальным историям, рассказанным от первого лица. Например, санитара, который каждый день посещает смертельно больных людей. Сам некогда лишившись любимой жены, умершей от рака, пожилой мужчина делает свое дело добросовестно. С чувством долга он разъезжает из поселения в поселение по дорогам, петляющим вдоль гор кантона Тинчино, помогая мужчинам и женщинам удержаться на плаву в последние часы жизни.

Самой проникновенной как для зрителей, так и для самого режиссера стала история больного пожилого мужчины Джованни, который постепенно осознавал свой недуг, принимая свою скорую смерть как естественный этап жизни.

«С самого рождения мы все знаем, что рано или поздно умрем», – говорит он своей жене, тяжело переживающий болезнь мужа.

Бельтрами показывает разные моменты этого самого осознавания, при этом тактично и аккуратно касаясь главного вопроса. Последний раз бодрствующего Джованни зрители видят на семейном ужине в последнее его Рождество, где собрались как родные, так и друзья. Ничто не напоминает о болезни, все вокруг идет своим чередом, но в следующем фрагменте Джованни уже лежит на кушетке, и оттенок кожи рук говорит о смерти, стоящей на пороге его дома. Потому и спокойно воспринимаются кадры похорон мужчины, чтение молитвы над гробом и прощание с любимым мужем, отцом и другом в стенах храма.

«Я всегда буду помнить его взгляд, которым он мог сказать мне все», – сдерживаясь от слез, говорит на камеру жена умершего. Момент – и на заключительном кадре сидящий на своем диване Джованни, который смотрит прямо на зрителей.

«Самым сложным для меня было находиться в семье Джованни, – отвечая зрителям после показа фильма, сказал Михаэль Бельтрами. – Помимо того, что все мы знали о его скорой смерти, мне самому было тяжело, так как Джованни по типажу был похож на моего отца… А ответ на то, почему фильм заканчивается кадром с Джованни, кроется в названии. Что же остается после смерти? Взгляд, в котором была и доброта, и некоторая неловкость. И тогда я посчитал, что это будет лучшим завершением фильма».

Также на обсуждении документальной картины Бельтрами зрители интересовались дальнейшими планами режиссера, его продюсерской карьерой, узнали о впечатлениях от Казани и выразили свою благодарность от просмотра жизнеутверждающего фильма о смерти.

Виктория Захарова

 

Close
loading...