Ноябрь 25, 2017

Музей соцбыта Казани: «В будущее с прошлым»

Фото: Мария Зуева

Версия для печати
В созвездии музеев Казани особое место занимает уникальный Музей социалистического быта. Два десятилетия назад его создатели решили показать, что даже недалекая история может представлять культурный интерес, и хлам, коим забиты кладовки, антресоли и балконы, тоже на самом деле очень ценен. Так и зародился в Казани ностальгический проект, который задал новый тренд. Сегодня подобные экспозиции есть во многих крупных городах, а казанский Музей соцбыта даже выезжает с экспозициями в Европу.

Как все начиналось и как удалось сделать из домашнего мусора настоящий музей – рассказывает инициатор и его директор Рустем Валиахметов. Юрист по образованию, фотограф, обладатель премии «Культурное открытие года» создал первый в стране уникальный музей истории СССР, которому уже 26 лет.

Фото: Мария Зуева

Откуда взялась идея создания музея?

— В 90-е годы у нас с друзьями были всякие подпольные рок-концерты.  Проходили они в подвале, оборудованном под студию. Там было нагромождение советского антуража.  Потом в Казани произошла ликвидация ветхого жилья, благодаря этому много артефактов выплеснулось в свободное плаванье. И все это на фоне музыкального движения. К нам на квартирники приходили группы «Чиж», «Ляпис Трубецкой», «Коррозия метала» и др. Однажды к нам пришел Андрей Макаревич. Ему так это все пришлось по духу, что он назвал нас настоящим музеем. И вот с его легкой руки про нас узнали по всей России. И мэр (Ильсур Метшин – прим. ред.), кстати, у нас очень увлекающийся человек, который имеет вкус к вещам настоящим, интересным. Именно он нас поддержал в свое время, выделил это помещение в центре города.

К слову о помещении – здесь действительно раньше была коммунальная квартира?

— Изначально это был двухэтажный купеческий дом 1849 года постройки. В 20 годы его уплотнили, сделали коммуналкой, посели 28 человек – это 5 семей рабочих порохового завода и потом еще 2 этажа пристроили.

Фото: Мария Зуева

Какое отношение у вас к временам СССР?

— Не знаю, каким образом наш президент Путин узнал мои мысли, но он точно так же выразил отношение: «Кто не жалеет о распаде СССР, у того нет сердца. А тот, кто хочет его восстановления в прежнем виде, у того нет головы». Это нужно принимать. Для нас это стиль – наивный бытовой соцреализм и мы его продвигаем на Западе.

Вы перевозите экспонаты с собой?   

— Да, у нас есть музейный stand up, называется «Эмоции из портфеля». Мы достаем из рюкзака вещи, предметы, которые удивляют людей. Вы можете нам вечером позвонить, и утром мы уже будем в самолете с нашим портфелем. Приезжаем в любую точку мира с 30 предметами, которые могут многое рассказать людям. Мы были в Израиле, Чехословакии,  Венгрии, во Франции 10 выставок уже провели, Голландии.

Фото: Мария Зуева

Откуда вы берете экспонаты? Вам приносят их люди сами?

— Да, очень много приносят. Никаких объявлений даже не даем. О нас уже все знают. Мы 26 лет существуем. На этом месте уже 6 лет, с 2011 года. У нас 10 тысяч экспонатов.

Расскажите о самых необычных экспонатах и какой из них самый ценный для вас?

— Один из примеров – наша знаменитая куртка из партбилетов. У каждого члена партии был свой партбилет с обложкой. У кого-то из кожи или кожзаменителя, у кого-то из пластика. 2 руб. 40 копеек стоила обложка из кожи, а когда партия рухнула – всего 2 копейки. Желание выглядеть красиво было, но не у всех были средства, и вот папа в городе Кирове своей дочке-десятикласснице сшил куртку из обложек, чем ее сильно порадовал. 120 штук на это понадобилось.

Самые же ценные для меня – это личные вещи, вот дипломат с которым я ходил в школу и на котором нарисовал группу «Deep Purple». Мне показалось, что они именно так выглядели. Эпоха «The Beatles» ушла в то время и мы слушали уже других исполнителей, поэтому я изобразил своих кумиров. Думаю, если бы родился позже, то это был бы «Ласковый май».

Фото: Мария Зуева

У вас в музее можно прикоснуться ко всему, даже примерить на себя, но ведь экспонаты изнашиваются?

— Да, вот, например, курточку, которую сейчас надевает одна из посетительниц, подписала Патрисия Каас.  Ну, ничего не сделаешь, конечно, что-то износится, но нам не жалко, главное чтобы люди прикоснулись и почувствовали. Редко в каком музее это возможно.

Я слышала о джинсовой куртке, которую покупал еще сам Бродский?

— Да, есть эта джинсовая куртка. Но мы ее массово не пиарим, дело в том, что молодежь уже не особо знает, кто такой Бродский. В Америке Иосиф Бродский выпустил альманах со стихами и туда попал молодой поэт Юрий Кублановский. В благодарность Бродский отправил ему эту куртку. Вся Москва знала, что у «Куба» есть подарок от поэта. В 70-х годах Кублановский должен был эмигрировать и отдал куртку Евгению Попову, который передал ее потом нам в музей.

У вас часто бываю звезды. Какие знаменитости посещали музей?

— Из последних это группа «Ленинград». Мы в музее делаем то же самое, что и они на сцене. А так были многие: «Би-2», «Ария», Илья Лагутенко, Шнур, Нойз МС, «Молотов», «Алиса», Сиси Кейч.

Оставляют ли селебрити свой вклад в музей, возможно, дарят свои вещи?

— Да, много, причем дорогие для них. Вот, к примеру, самодельная гитара группы «Nautilus Pompilius». Вещь довольно раритетная и нам приятно, что она у нас. Вот еще гитара самодельная  Гарика Сукачева.

Кто посещает ваш музей?

— К нам приходит много туристов, у нас практически никогда не бывает пусто в музее. И проект у нас скорее художественный, развлекательный, музейный «fast food». Где любой желающий может прийти и не делать умное лицо, что он разбирается в живописи и кивать головой перед объявленным шедевром.

В основном это люди до 30 лет. И это нас радует. Вот посмотрите, пришли дети класса седьмого, им интересен советский стиль, советская мода, игрушки, дизайн. Возможность сфотографироваться с вещами, которые окружали их родителей. Советский человек умел радоваться мелким и незначительным вещам и наш музей – музей радости. Лозунг нашего музея: «В будущее с прошлым», мы никого не тянем назад, мы всех ведем вперед.

Фото: Варвара Городникова

Интересуются ли франшизой?

— Да, спрашивают. Но франшиза – это не наш случай. Мы все дарим. Любой желающий может обратиться к нам за помощью и открыть подобный музей в любой точке мира. Все равно все знают, что первый музей был открыт в Казани.

У вас такая насыщенная жизнь, не тяжело ли в таком ритме всегда находиться?

— Жизнь совпадает с работой, а в другом ритме мы и не жили. Наше поколение как раз попало в самый слом исторической формации. Я работал официально один день – слесарем механосборочных работ и уволился тут же. Дальше жизнь была вольная, я понял, что мне больше нравится заниматься сбором положительных эмоций и дарить их людям.

Варвара Городникова

 

 

 

 

Close
loading...