Октябрь 23, 2018

«Дюнкерк»: фильм о войне, которого еще не было

Версия для печати
Первый фильм Кристофера Нолана, основанный на исторических событиях – звучат заголовки. Кто-то говорит об этом с иронией, сомневаясь в возможностях фантаста создать реалистичную картину с уважением к фактам той далекой реальности и ее ужасам. Кто-то пытается нарочито подчеркнуть свои ожидания и благоговение перед режиссером.

Что ясно точно? «Дюнкерк»* – это превосходно сложенная авторская картина о войне с совершенно новаторской подачей такой хрупкой и в то же время истертой темы, как Вторая мировая война, и идеально отточенным сочетанием звука, визуала и сценария.

Действие происходит в 1940 году. Сотни тысяч британских и французских солдат окружены немецкими войсками у побережья городка Дюнкерк. Отступление союзников возможно только в море, к берегам Великобритании, и именно оттуда они ждут спасения.
Пересказ сюжета в картине можно смело отодвинуть на второй план, потому что в данном случае куда важнее форма. Фильм напрочь лишен военного пафоса и линейного разделения на добро и зло. Он словно ударной волной накрывает зрителя своей атмосферой. Действия разворачиваются в трех пространствах: в воде, на суше и в воздухе. Здесь же развиваются и три самостоятельные истории, различные по динамике и тональности.


Первая — о тысячах солдат, беспомощно растянувшихся на гигантском пляже Дюнкерка. Открытые для вражеских самолетов, то и дело сбрасывающих бомбы, они терпят все новые потери: один за другим гибнут люди и тонут корабли. Здесь вырисовываются и первые герои повествования: три одиноких молодых солдата, которые случайно столкнулись во время отступления. Они до смерти напуганы и думают только о том, как добраться домой живыми.
Среди солдат страх и ропот на британское правительство, бездействующие войска. Им кажется, что на том берегу никто не торопится их спасать: все замечают отсутствие кораблей и авиации – страна бережет силы для возможного продолжения войны с фашистами.


Далее действие переносит зрителя в воздух. Трое пилотов британских истребителей подступают к берегам Дюнкерка. Они пытаются подбить немецкие бомбардировщики – главную угрозу жизни солдат и всей спасательной операции. Двое из них оказываются сбиты и только одному удается довести задание до конца. Герою Тома Харди («Начало», «Безумный Макс») отведена самая немногословная и трагичная роль фильма – он спасет сотни тысяч жизней от бомбежки, но приземлится слишком близко к позициям врага.


Третья история повествует об отважном мужчине по имени мистер Доусон в исполнении Марка Райлэнса («Большой и добрый великан»). Набив свое маленькое судно спасательными жилетами, он отплывает к берегам Дюнкерка, чтобы помочь каждому, кого встретит на своем пути. «От войны не убежишь», — скажет он одному из спасенных солдат, а в конце ленты мы узнаем, что его сын был летчиком и погиб на третьей неделе войны.


Очень верным кажется решение Нолана отодвинуть частность на второй план. О героях известно крайне мало: предыстории отсутствуют, а реплики минимизированы.  Восприятие каждого в отдельности происходит на уровне подсознания, необъяснимых эмоционально-физиологических вибраций, и это напоминает магию.

Режиссер говорит о глобальном и страшном без попыток разжевать и доказать на пальцах. Вся картина превращается в ощущение, в большую эмоцию, которая не позволяет зрителю зациклиться на одном герое или абстрагироваться от происходящего, но заставляет прожить каждый миг. Вжиматься в кресло от звуков бомбежки и пуль или задыхаться в абсолютной темноте тонущего корабля.
Война представляется несметным числом маленьких героев и множеством испуганных юнцов. Кто-то бежит на помощь, а кто-то просто пытается убежать от войны, но ты не винишь в глупости первых или в трусости вторых, потому что глубоко чувствуешь то, что чувствуют они. В фильме нет ни одного персонажа-нациста, но есть феномен леденящего ужаса, который сеет война и желание что-то с этим сделать. И это куда важнее.

Для создания фильма Кристофер Нолан вновь собрал старую и любимую команду. Что касается операторской работы Хойте Ван Хойтема, знакомому зрителю еще с «Интерстеллара», она выполнена безукоризненно. Восхитительные панорамы добавили космических масштабов фильму о земле, смена кадров и планов создала нужную динамику там, где кажется, сюжету не хватало оборотов. Тиканье часов в этом невероятном пространстве – задумка композитора Ханса Циммера на протяжении всего фильма будет пульсировать в висках, напоминая: время на исходе. Циммер, который также работал над “Интерстелларом” и другими картинами Нолана, сделал глобальную часть “Дюнкерка”. Звук войны: оглушающие снаряды и крики тонущих солдат, сменяющие редкие минуты затишья, избавили создателей от необходимости включать нарочито кровавые и всегда неприятные зрительскому глазу сцены. Чтобы не оставить шанса отвернуться от экрана.

От войны не убежишь…

Дина Мусина

*Предпоказ в Казани состоялся в кинотеатре «Гранд Синема» (ТОЦ «Сувар Плаза»)

Close
loading...