Сентябрь 23, 2017

День открытых дверей в… СИЗО

Фото: Диана Галиева

Версия для печати
Акция «День открытых дверей» ФСИН России проходит по стране. Татарстан стал вторым из шести регионов, принявших эстафету. Действующие журналисты, студенты, общественники на днях посетили следственный изолятор №1 УФСИН РФ по РТ.

Проведение подобных мероприятий в силовых ведомствах страны является традиционным. Организуются они с целью повышения доверия граждан к правоохранительным органам и наглядной демонстрации их деятельности. Свою акцию ФСИН России приурочил к 200-летию издания Указа императора Александра I о создании этапов на пути в Сибирь. Одной из первых в стране двери своих исправительных учреждений открыла Владимирская область, вслед за Татарстаном ознакомиться с острогами можно будет на Урале.

Фото: Диана Галиева

Здание следственного изолятора №1 расположено в непосредственной близости от Казанского Кремля. Ансамбль тюремного замка сооружен в 1807 году. Хотя с годами острог претерпевал изменения, свой функционал не терял ни разу – в разные годы и при разных режимах там располагалась тюрьма. Известны неоднократные упоминания острога в дневниках Льва Толстого. Писатель в период с 1841 по 1845 год прожил в Казани в усадьбе Горталовых, располагающейся напротив учреждения.

За десятью замками

Попасть на территорию изолятора легче, совершив преступление, нежели прийти на экскурсию или как в данном случае, пресс-тур. Доскональный контроль включает в себя проход через несколько дверей, причем следующая дверь не откроется, пока конвоир не заблокирует предыдущую. Телефоны, сим-карты, иные средства связи, колюще-режущие предметы и даже деньги – все это под строжайшим запретом для проноса на территорию режимного объекта.

Тюремный дворик поражает: всеобъемлющая колючая проволока, белокаменные стены корпусов и орущая из динамиков современная попса. В разные годы как в республиканской, так и федеральной прессе поднимался вопрос о ликвидации следственного изолятора и превращения его в музейный комплекс. Но деньги до сих пор не изысканы.

Фото: Диана Галиева

Своим мнением с журналистами поделился депутат Госсовета РТ Рафил Нугуманов: «Все это надо музеем сделать, красивым. Для изолятора необходимо построить хорошее современное здание, желательно за городом. Они (служащие УФСИН и осужденные – прим. ред.) будут довольны. А в этом историческом месте мы сможем сделать хороший музей».

На данный момент корпуса тюремного замка раскинуты на площадь 1,097 га. Лимит наполнения учреждения составляет 404 человека. По словам начальника СИЗО-1 Айрата Валиулова, эта цифра не превышена, в 80 камерах содержатся 402 человека.

На первый взгляд на территории чисто, бордюры и стены корпусов тщательно покрашены, на оконных решетках тоже свежая краска. Окна – пластиковые. Металлические лестницы покрашены в ярко-синий, голубоватый цвет. Таким же цветом окрашен и забор, наступающий на тебя со всех сторон.

Фото: Диана Галиева

Журналисты окружают и засыпают вопросами появившегося в тюремном дворике врио УФСИН России по РТ Эдуарда Хиалеева.

«У СИЗО-1 и ИК-2 очень богатая история, поэтому именно эти учреждения распахивают двери в рамках акции ведомства. Зданию колонии в этом году исполнилось 180, а СИЗО – 210 лет», — четко, твердо и по-военному отрапортовал Хиалеев.

Движемся по заранее приготовленному маршруту. У входа во 2-й режимный корпус, выстроившись в шеренгу, встречают нас работники УФСИН. При приближении руководства не медля, отдают честь.

Начальник СИЗО Айрат Валиулов не без гордости рассказывает о проведенном в здании косметическом ремонте. С 2014 по 2016 годы в учреждении приведены порядок коридоры и камеры подследственных. Здесь же находятся молельные комнаты – православная и мусульманская – где верующие проводят свои обряды.

«У нас есть специальная камера для людей с нарушением опорно-двигательной системы. Рассчитана она на пятерых, в данный момент здесь содержатся четыре человека», — уже внутри одной из камер говорит Валиулов.

На удивление в комнате опрятно, хотя специфичный и присущий для мест не столь отдаленных запах все-таки присутствует. В углу аккуратно сложены тапочки. На полках – мыльно-рыльные принадлежности. В углу расположен телевизор, на верхней полке – стопка книг.

«Это легендарный корпус. До введения в РФ моратория на смертную казнь (до 1996 года – прим. ред.) здесь в отдельном блоке содержались лица, приговоренные к смертной казни: лидеры казанских ОПГ «Тяп-ляп», «Хади Такташ», челниского «29» и др., а также васильевский людоед Суклетин», — продолжает экскурсию начальник СИЗО.

Вереницей идем к тому «намоленному» блоку корпуса. В узких проходах и камерах сразу все и не помещаются, но увидеть «те самые камеры», в которых отбывали свои последние дни жестокие убийцы и насильники, хочется всем.

Фото: Диана Галиева

В одной из камер послышался громкий разговор и следующий за ним взрывной хохот. Караул СИЗО отреагировал молниеносно. Хватило только решительного стука в железную дверь и грозного взгляда караульного.  Дверь в камеру – на цепях и нескольких замках, весьма увесиста и ничем не отличается от старых тюремных дверей, выставленных в музеях страны. Возле нее из пола вырастает труба с расширенной горловиной, на ней натянута бумага. Нам тут же поясняют, что в случае бунта конвоир, порвав бумагу, бросает в них ключи, чтобы они не достались бунтующим. Просто и очень гениально. На мой вопрос о количестве сбежавших за все время существование острога, начальник с гордостью отвечает, что за два века ни одному человеку сбежать отсюда не удалось.

В основном в СИЗО содержатся люди, находящиеся под следствием, т.е. вердикт суда в виде лишения свободы им еще не вынесен. Но в учреждении существует хозяйственная группа численностью 15 человек. Состоит она уже из осужденных лиц, имеющих положительную характеристику и не совершивших тяжких противоправных деяний. Хозгруппа занимается уборкой корпусов, территории, выполняет текущий косметический ремонт и ведет хозяйство.

Фото: Диана Галиева

Детские палаты

Для прогулки содержащихся в СИЗО существуют специальные дворики. Их в учреждении 12. Представляют собой они маленькие комнаты с открытым верхом, где по 2 часа в день совершают прогулки заключенные. Сверху, конечно же, ведется зоркое наблюдение конвоиров. Именно мимо этого здания мы проходим, продолжая экскурсию.

«5-й корпус в 2012 году закрыли в связи с неудовлетворительным техническим состоянием. Выставили маячки, контролируем фундамент. Снести это здание невозможно, так как оно является историческим памятником», — рассказывает Э.Хиалеев.

Рядом с аварийным корпусом возвышается трехэтажное здание 3-го режимного корпуса, так называемого детского. Сдано оно в эксплуатацию 2006 году. Здесь на первом этаже содержатся несовершеннолетние (от 14 до 18 лет – ред.), на втором и третьем этаже – лица, оступившиеся впервые.

Корпус вмещает 25 человек. Но, к счастью, он не заполнен. В камерах малолетних правонарушителей кроме удобств, описанных выше, наблюдаем и холодильник, настольные игры. Стены разрисованы разными сказочными и игровыми персонажами и явно диссонируют на фоне зеленых стен «взрослого корпуса».

«Стены разукрашивали специально. Хотим таким путем уменьшить агрессию и волнение. Конечно, большую работу с ними проводят и психологи», — поясняет А.Валиулов.

В корпусе предусмотрены учебные комнаты. Попавший сюда подросток не остается в стороне от образования, ежедневные занятия по школьным предметам проводят обычные учителя казанских школ. Судя по режиму дня, вывешенному в коридоре, у ребят насыщенный день: занятия спортом, учеба и культурно-массовые мероприятия.

Фото: Диана Галиева

Несмотря на то, что детские палаты СИЗО №1 моложе всех и не видели того, о чем могут рассказать 210-летние стены острога, именно они произвели на многих особое впечатление. Весьма печально, что в такой ситуации, скорее всего и не по своей вине, а по стечению обстоятельств, тяжелой жизни, оказались совсем юные ребята. Дети, еще не запятнанные тюремной, криминальной субкультурой, душа которых уже куется в кандалы.

Практически за двухчасовое присутствие на территории следственного изолятора нам не попался ни один заключенный. Было время прогулки и все находились в «двориках», расположенных в центре тюремного замка. Оно и к лучшему, хотя некоторым из них на время следствия по закону даже общение с родственниками запрещено.

Прощаясь с журналистами, служащие УФСИН шутя спрашивали, понравилось ли нам у них, некоторые приглашали вернуться вновь. Но только в качестве гостей.

Павел Вахрушев

Close
loading...