Октябрь 17, 2017

Журналист меняет профессию: Продавец пирожков

Версия для печати
DragonNews продолжает серию публикаций в рамках цикла «Журналист меняет профессию». Наши авторы — студенты-журфаковцы – за летние каникулы успели попробовать себя в разных профессиях. Ранее мы писали о работе стюарда в рамках Кубка Конфедераций-2017,  SMM-специалистаработника «Макдоналдса», проводника вагона.  

Сегодня своими впечатлениями делится студентка, которая этим летом поработала продавцом в пекарне известной сети. Что на самом деле стоит за заманчивыми запахами свежей выпечки – читайте далее от первого лица.

Отчаявшись в поиске работы на различных сайтах и группах, я обратилась к знакомой с просьбой устроить к себе в пекарню. Я изначально не хотела там работать, но тешила одна мысль: это только на месяц. И действительно, хватило меня лишь на 30 календарных дней или 14 смен. Кажется, что это немного, но я почувствовала, что эти дни просто вычеркнула из своей жизни, потеряла.

Устроиться в крупную сеть пекарен нетрудно. Критериев практически никаких: руки, ноги и, пожалуй, все. На собеседованиях мы думали, что попали на примитивно легкую работу: стой за кассой и заполняй отчеты. На деле каждый мой рабочий день начинался в 6 утра (вставала в 5), я приходила, протирала витрины, столы, полы, подносы, открывала смену, принимала товар, раскладывала его (а это ни много, ни мало 2-3 раза в день по 20 коробок). Надевала эту ужасно неудобную, вечно слетающую ядреного цвета униформу и с улыбкой шла продавать.

Конечно, трудно находиться за кассой. Редкий человек не сбрасывает свой негатив на обслуживающий персонал. Порой ощущение, что они никогда не слышали поговорку официантов: «Никогда не зли человека, который приносит тебе еду». Действительно, бывает всякое.

Несмотря на то, что за качеством продукции и ее свежестью строжайше следят, есть вероятность, что вам попадется такой же продавец с руками не из плеч, как и я. Мои коробки с выпечкой только так летали по полу. Оговорюсь, что делала это не специально, просто отсутствие удобного стола для выкладки товара заставляло кривляться, держа коробку одним краем на раковине,  а другим – на бедре. В это время в одной руке держишь тяжеленный поднос, а другой перекладываешь выпечку. Я работала со многими людьми и говорила об этом, делилась, что мне досадно и стыдно продавать людям то, что упало на пол. На что мне совершенно спокойно все отвечали: «Мы все роняем, не выкупать же». Я никогда особо и не доверяла никакой выпечке, кроме домашней. И после этого поняла, что правильно делала.

Интересно и то, что существуют штрафные баллы. То есть посреди дня я одна должна была контролировать все на точке, в том числе и чистоту. Помимо того, что море отчетов, ежедневных утренних и вечерних ревизий, обслуживание покупателей, в любой момент мог прийти местный ревизор с белыми перчатками и, доходя порой до абсурда, проверять точку. Штрафные баллы вычитаются из зарплаты. У меня нарушений таких не было, но каждый день, приходя после рабочего дня длиной в 16 часов, мне не оставалось ничего, кроме как ставить будильник снова на 5 утра и засыпать на несколько оставшихся мне  часов.

Самое интересное – меня в зарплате не обделили, дали все и даже премировали. Но не было никаких гарантий, кроме прогнозов подруги, что будет именно так. Здесь активно практикуется частично официальная зарплата и частичное рабство (иначе мне это сложно назвать). Так, по трудовому договору, мой рабочий день – 4 часа, а не 16; зарплата 10 тысяч рублей, а не фактические 25 тысяч. Которые, к слову, я получила в конверте.

Close
loading...