Декабрь 15, 2017

Никас Сафронов: о журналистах, кошках и вещих снах

Фото: Максим Зарецкий

Версия для печати
20 сентября в Высшей школе журналистики и медиакоммуникаций КФУ состоялась творческая встреча заслуженного художника и академика Российской академии художеств Никаса Сафронова.

В первых минутах выступления художник рассказал о неожиданном знакомстве  с президентом Татарстана Рустамом Миннихановым в Бахрейне, благодаря которому мастер кисти решил привезти в Казань свою экспозицию. Между презентацией выставки и интервью казанским СМИ, Сафронов решил встретиться с будущими журналистами и поговорить о роли медиа, их влиянии, ведь, по его мнению, именно журналисты являются «основой движений любого человека». Забегая вперед, отметим, что разговор настолько увлек спикера, что он сдвинул свой график и задержался дольше запланированного. Беседа вышла за рамки мастер-класса и вылилась в монологи-откровения.

«Журналист – это очень серьезная профессия, как и любая в искусстве и живописи. В любой профессии нужно быть высоким профессионалом, тогда будет надежда, что твоя карьера будет двигаться. Я никогда не хотел быть известным, я хотел быть профессионалом», — признается Никас.

Как рассказал художник, в детстве он, как и все мальчишки, мечтал о героических приключениях моряка, авантюризме пирата, хотел стать поваром, чтобы вкусно всех кормить, а также садовником – чтобы выращивать яблоки и бесплатно их раздавать. В школьные годы его навыки рисования были посредственны. Всерьез о художественном поприще Никас задумался лишь в Ростовском художественном училище, когда один из учителей заметил, что он хорошо умел фантазировать. Сыграл в самоопределении Никаса и… Леонардо да Винчи. Он пришел во сне к Никасу и напророчил будущее живописца.

Фото: Максим Зарецкий

Никас Сафронов рассказал, что очень верит в мистику, силу снов, их энергетику, ведь они способны оживить в памяти давно забытые жизненные моменты, например, из далекого детства:

«Мне было месяцев 7. Моя мама кормила меня молоком и резала яблоко. Внутреннюю часть она готовила моему трехлетнему брату Леше, а кожуру жадно съедал другой мой брат. И я тогда тоже хотел кожуру почему-то. Я вспомнил об этом, когда родила моя жена. Она легла, и я как-то попал на ее грудь обнаженную, и на ней была капелька молока. Я слизнул и задремал. И так я увидел воспоминание», — делится художник.

Фрагментарное видение Никас использует и при написании картин, в частности, для их оживления. Именно поэтому он придумал такое направление, как Dream Vision. Художник вспоминает, как ранее он пытался упорядочить в воображаемом шкафу мысли, как это практиковал Наполеон, но его «полочки постоянно выскакивали» и он не мог спать.

Однако Никас со временем стал улавливать фрагменты сновидений и использовать их для сюжета своих картин: «Я иногда пишу из сна,  и понимаю, почему этот сон навязчивый лезет в голову — кажется надо добавить две точки. Так, я нарисовал потрясающий лес – красиво, гиперреалистично, но пока я не нарисовал маленькую красную точку на этой зелени, лес не ожил».

Фото: Максим Зарецкий

После длительных пребываний за границей в 80-е годы Никас по обыкновению навестил сестру, что держала дома двадцать кошек и две собаки: «Я помогаю всем своим братьям – сестрам. И я сначала расстраивался, что мне приходится кормить животных. Потом я стал смотреть на кошек, и они мне показались любопытными». Художник стал изучать их повадки, делать зарисовки, но со временем начал пририсовывать их к портретам мастеров. И те, по словам Никаса, «обрели человеческий образ». Это стало для дримвизиониста еще одним открытием.

В своем выступлении Никас Сафронов часто уходил в рассуждения о профессии журналиста и относил ее к наиболее древней деятельности. Художник считает, что именно журналисты помогли ему «состояться, как художнику», ведь посредством интервью они подпитывали в импрессионисте дополнительный  интерес к себе, как личности и помогали становиться на «нужный правильный путь».

«В журналистике есть глубина, литература. Тем более, в этом здании (журфак находится в старой клинике КФУ – прим. ред.), где начинал свою творческую деятельность Лев Николаевич Толстой. Журналист такой же писатель, который  может заинтересовать читателя и заставить изменить свое мнение. Поэтому журналист – он сродни художнику с большой буквы», — говорит Никас.

Те корреспонденты, по мнению художника, что поддаются  политической идеологии или, напротив, находятся в противоборстве с ней, занимаются скучной работой. Ведь настоящие журналисты должны обладать харизмой, стержнем и индивидуальностью и делать мир лучше.

«Хороший журналист для меня — это такой Лихачев, академик Сахаров — серьезные люди в своей области, которые занимаются профессией и чувствует, что меняют мир в позитивную сторону», — рассудил художник.

В серию психологических портретов Никаса Сафронова входят люди, которые смогли реализовать себя и воспитать в себе профессионала, вне зависимости от материальной состоятельности. Такие личности, по мнению гостя, способны поделиться интересной историей, частью которой художник становится посредством их портретизации.

«Не надо писать только за деньги. Я продаю по 300, и 500 тысяч, и по миллион евро на аукционе, но я с удовольствием пишу людей бесплатно: медсестер, врачей, военного, который сделал что-то для страны», — говорит Никас.

Фото: Максим Зарецкий

Во время встречи гость презентовал журнал «Комсомольская правда. Лучшие современные художники», в которой имя Никаса Сафронова стоит в одном ряду с Пабло Пикассо, Анри Руссо, Сальвадором Дали и другими яркими представителями художественного искусства.

Участникам мероприятия, задавшим наиболее интересный вопрос, по мнению художника, были вручены издание и билет на выставку, которая будет проходить до 5 ноября в Государственном музее изобразительных искусств.

Айгуль Мутыгуллина

Close
loading...