Ноябрь 21, 2017

Европейские татары на казанской сцене: La Primavera представила программу “Tatar stars”

Фото: Салават Юсупов

Версия для печати
В ГБКЗ им.С.Сайдашева состоялся первый концерт оркестра La Primavera в рамках проекта “Tatar stars”. Идея проекта в том, чтобы собрать на казанской сцене музыкантов с татарскими корнями, которые добились успеха в Европе.

На первый концерт цикла пригласили Ольгу Шроубкову из Чехии и Майю Иргалину, которая теперь работает в Великобритании. К сожалению, татарстанская публика плохо знакома со звездами европейских сцен, даже если они выходцы из Татарстана, хотя в Старом свете они получают призы и собирают залы. Корреспондент портала DragonNews пообщалась с Майей и Ольгой и узнала об их татарских корнях, мотивации и личной жизни.

Фото: Салават Юсупов

Ольга Шроубкова (срипка, Чехия)

Ольга потрясла зрителей своей чувственной игрой. Когда она играла пьесу Абязова “Алмагачлар” все жилы на ее шее стали выступать, она двигалась вместе с оркестром и прижималась к скрипке, как к родному человеку. Такая непосредственная, наивная, эмоциональная и нежная – все это Ольга Шроубкова.

Первые призы, мотивация к игре

Я с 4-х лет играю на скрипке и моим первым учителем была мама. Потом я пошла в музыкальную школу, но особенных успехов у меня не было. В школе выиграла пару конкурсов, но все это было несерьезно. Я шла к успеху долго. Упорно трудилась и поступила в пражскую консерваторию. Вот тогда и начала получать серьезные призы. С 2015 года стала побеждать в международных конкурсах.

У меня были тяжелые моменты, когда не хотелось ничего делать. Последний раз я хотела бросить музыку в 8 лет. Сейчас не хочу, но иногда бывают сомнения. Иногда это мешает, а иногда помогает. Меня всегда мотивирует, сколько существует произведений, какой маленький процент от них я умею играть и сколько бы еще хотела разучить. Ведь каждый композитор особенный, их невозможно сравнить — именно в этом и есть чудо. Если бы был только Моцарт, Бах, Бетховен мы бы их выучили через пару лет и все, наша работа бы закончилась. Но так, как их великое множество, у нас всегда есть работа.

О татарских корнях

Моя бабулечка с маминой стороны – татарка. Я на татарском не говорю, но на международных конкурсах в жюри бывают татары, и они меня спрашивают о моих корнях. Наверно, в лице есть что-то татарское.

Сегодня я решила сыграть татарскую пьесу Абязова “Алмагачлар” — “Яблочки”. Когда я ее играю, всегда вспоминаю мою бабулечку, как она учила меня петь “Мин сине яратам…” и при этом еще танцевала. Татарская музыка особенная, это совсем другая культура, другие гаммы.

Личная жизнь

Скоро я выхожу замуж, и мой муж не музыкант. До встречи со мной, он ничего не знал о классической музыке, не ходил в театр, оперу. Он никогда не воспринимал музыку как профессию — даже не думал, что на этом можно зарабатывать денюжку. Теперь его мнение изменилось. Сейчас он читает и узнает о великих чешских скрипачах, знает моих коллег и слушает мои концерты на ютубе. Можно сказать, что я его приблизила к миру музыки.

У нас с ним другие общие интересы, например, бег. С ним я отвлекаюсь от мыслей о музыке, хотя это почти невозможно. Он привык, что когда у нас с ним выходной, я могу пойти играть часа на три. Сейчас мои мысли особенно заняты учебой. Свободные дни бывают редко. Я постоянно думаю о музыке, редко бывают недели, когда я не играю. Это самое главное, что наполняет мою жизнь.

Фото: Салават Юсупов

Майя Иргалина (фортепиано, Великобритания – Беларусь)

Майя – это абсолютная противоположность Ольге. Ее отличает идеальная техника и сдержанность. Иногда она забывалась и “купалась” в звуках – обнимала себя и качалась под музыку. На нее приятно смотреть: пальцы “перелетают” с октавы на октаву, необыкновенная легкость и женственность в каждом движении.

Ее приезд в Казань состоялся по инициативе президента Татарстана. Во время посещения татарской диаспоры в Минске, Рустам Минниханов познакомился с бабушкой Майи, которая попросила пригласить ее внучку выступить на татарской сцене. Теперь Майя говорит, что нанейка — лучший агент.

Начало творческого пути

Как и все будущие музыканты, я пошла в музыкальную школу. Потом уехала из родного Стерлитамака в Минск и поступила в школу при консерватории. Приняли меня неохотно, сказали: “Ну, вроде слух хороший, но если что, то потом выгоним”. Так и продержали меня 9 лет, а потом, слава Богу, мы с ними распрощались, потому что там бы я музыкантом не стала. Потом получила средне-специальное образование и пошла в школу, где еще и художники с нами учились. Там мне очень повезло с педагогом. Она рассказывала истории знакомства с разными музыкантами, мне это так нравилось, и я поняла, что жизнь музыканта — это не только безумный стресс, там бывают интересные моменты. Она от меня ничего не требовала, поместила в санаторные условия и я пришла к выводу, что мне нравится играть. Потом я поступила в консерваторию и там пошла настоящая работа с конкурсами.

Теперь музыка занимает самое главное место в моей жизни. Я работаю в одной из лондонских консерваторий, прихожу на репетиции, работаю концертмейстером, веду собственные проекты, строю логистику, и занимаюсь административной работой.

О семье

Я полностью татарка. Одна из моих родственниц была бабушкой или даже мамой Заки Валиди. Когда я приехала в Манчестер, узнала, что он был почетным доктором манчестерского университета. Я горжусь таким родством.

Моя мама играет на фортепиано, но не на концертах. Раньше она работала в музыкальной школе. Дедушка непрофессиональный певец, но когда он пел, заслушаться можно было! Для меня татарская музыка – это моя колыбель. Благодаря дедушке, я знаю много татарских песен и даже немного понимаю язык. Когда мама и бабушка секретничают на татарском, я тихонечко прохожу, слушаю и все понимаю.

О Казани и La Primavera

Я первый раз в Казани и мне очень понравилось! Тут так красиво, прекрасно, по-европейски. Даже велосипедные стоянки есть! У вас такая великолепная архитектура, в которой есть и мечети, и церкви. Казань — это очень европейская стамбулизированная Москва. Я благодарна Казани за такой прекрасный оркестр. Все музыканты настоящие профессионалы. Мне кажется, что как у врачей есть клятва Гиппократа, так и музыкантов есть какие-то вещи, которые он обязан знать и уметь играть. Например, мы сегодня исполним на бис музыку одного английского композитора. Я и Рустем Юнусович раздали ноты оркестру, и они тут же все играли с листа, будто знают их уже давно.

Отметим, La Primavera планирует и впредь приглашать европейских звезд с татарскими корнями в рамках проекта «Tatar stars». А пока можно сходить 20 октября на совместный концерт La Primavera и американского скрипача с французскими корнями Жиль Апапа. В программе авторская интерпретация Третьего концерта Моцарта, где можно услышать ирландские, румынские и американские народные мотивы. После Казани, Жиль Апап выступит в Нижнекамске, Иннополисе, Альметьевске и Бугульме.

Алиса Юнусова

Close
loading...