Сентябрь 24, 2018

Большая пресс-конференция Путина как профессиональная тусовка и ярмарка тщеславия СМИ

Версия для печати
В Центре международной торговли на Краснопресненской набережной Москвы прошла очередная Большая пресс-конференция Президента России. Для Владимира Путина она стала тринадцатой по счету и последней в нынешнем президентском сроке. Глава государства общался с журналистами 3 часа 50 минут и ответил на 65 вопросов.

Еще до начала пресс-конференция побила все рекорды. На нее аккредитовалось 1640 журналистов: среди них представители, как российских СМИ, так и зарубежных масс-медиа. Такое большое число корреспондентов создало определенные неудобства, о которых речь пойдет дальше. Стоит напомнить, что в 2001 году на первой пресс-конференции Владимира Путина принимали участие чуть более 500 журналистов, которые задали первому лицу государства 20 вопросов. Количественный рост очевиден, есть ли качественный?

Закулисье пресс-конференции первого лица страны

На место проведения пресс-встречи журналисты начали съезжаться задолго до официального объявленного времени сбора. Так, Департамент аккредитации и брифингов Управления пресс-службы и информации Президента в своем письме, направленном всем аккредитованным журналистам, указывал, что съемочным группам телекомпаний и фотографом необходимо прибыть до 10:30, а представителям печатных и интернет-СМИ – до 11:00. Уже в 8:30 большая часть журналистов находилось в фойе Центра международной торговли. Начало общения с главой государства было назначено на 12:00.

При входе осуществляется жесткий контроль. Сравнить его можно с предполетным досмотром в аэропорту – все вещи, верхняя одежда отправляются в сканер, а журналист проходит через металлическую рамку. Сотрудники Федеральной службы охраны (ФСО) всегда ведут себя достаточно спокойно и вежливо, их трудно вывести из себя. Впрочем, никто и не рискнул это проверить. Люди в штатском, отвечающие за охрану Президента, сидели и в зале: на основных точках и в конце практически каждого ряда.

Еще на входе меня слегка смутили мужчины в деловых костюмах и женщины в строгих сдержанных платьях. На сотрудников ФСО или работников пресс-службы Президента они не похожи. Однозначно, что коллеги по цеху. Но, извините, где же шаман с бубном, отставной военный из Севастополя в форме, люди в национальных костюмах и ярких одеждах, коих всегда предостаточно на этих встречах?

Мое разочарование продолжалось недолго. Буквально через тридцать минут приехал и весь цирк: люди в странных нарядах и украшениях с непонятными плакатами, в которых даже ФСО путалось. Приехал даже Дед Мороз, правда, без бороды и в криво-накосо накинутой шубе. Это означало одно – на пресс-конференции будет весело. Нам, журналистам, уж точно. Внимание телевизионщиков привлекают как раз эти неординарные личности, но не всех, конечно, выводят в эфир.

Первым делом все наведываются с проверкой в буфет. Для придания важности и значимости его бы можно назвать «кремлевским», но с 2008 года пресс-конференция покинула стены московского кремля и засела на Краснопресненской набережной. К разочарованию обывателей, здесь нет бутербродов с красной икрой, осетриной и дорогих видов французского вина. Все достаточно сдержанно: фрукты, чай и кофе, лимонад, кондитерские изделия и скромные бутерброды. Коллеги налегают сполна – следующие 4 часа их точно никто покушать не отпустит, да и бесплатно все. Кстати, к концу пресс-конференции буфет быстренько сворачивают, указывая журналистам, что пора домой.

Более трех часов до начала журналистская братия в кулуарах и фойе ведет светские беседы, для некоторых вообще вся пресс-конференция одна большая профессиональная тусовка. За три года участия в этом событии я заметил, что на самом деле работают на нем только федералы: как телевизионщики, так и печатники с представителями электронных СМИ. Первые выходят в прямые эфиры, собирают материал для вечернего выпуска новостей или воскресной итоговой программы, а вторые ведут текстовую трансляцию на сайтах своих изданий. Никого не хочу обижать – большинство региональной прессы приезжает только ради того, чтобы поставить очередную галочку в своей профессиональной биографии, засветиться на федеральных каналах и потолкаться среди профессиональной братии. Чаще всего у таких журналистов даже вопроса для Путина нет. Их цель не сама пресс-конференция, а ее прелюдия в кулуарах.

Для маститых федералов и входящих в «кремлевский» пул журналистов, участие в пресс-конференции скорее «обязаловка» и необходимость. Заметно это по выражению лица Сергея Брилева из ВГТРК, Андрея Колесникова из «Ъ» и других. Единственный позитивный журналист из президентского окружения – это корреспондент «Первого канала» Антон Верницкий. Всегда улыбчивый и довольный жизнью он за время пресс-конференции не отказал ни одному журналисту в «светской беседе» или общей фотографии.

 

 

Фиаско на входе

Если для федералов предусмотрен отдельный вход в зал и заранее занятые места в первом ряду, то всем остальным приходится выбивать место под софитами собственными силами. Как в любом виде спорта и здесь выигрывает сильнейший. За 2 часа до начала пресс-конференции журналисты начинают занимать очередь. Все прекрасно знают, что вперед пускают операторов и фотографов, но все равно все стоят в одной очереди: никто никому не хочет уступать.

За последние три года нынче была сама большая давка. Никого не задавили, но паре десятков людей ноги точно оттоптали. Слышались женские вскрики, недовольные возгласы. Возмущению не было предела, что организация пресс-конференции первого лица России на уровне концерта в сельском ДК. Но никто не посмел идти до конца в своих намерениях установить справедливость и порядок – сотрудники ФСО такого человека в зал бы точно не пустили. А зачем приезжать, особенно из глубинки, если поскандалив перед входом в зал не увидеть Владимира Путина вживую?

И все равно увидеть Президента удалось не всем. Перед самым началом пресс-конференции выяснилось, что мест не хватает. Сотрудник пресс-службы Президента предложил разместиться журналистам в пресс-центре в фойе и смотреть онлайн-трансляцию. Обиженный гул заполнил зал. «Зачем мы издалека ехали? Чтобы в Москве смотреть пресс-конференцию по телевизору?» – возмущались коллеги. Служба безопасности в очередной раз решила проблему оперативно, так что о неприятном инциденте все быстро забыли. Но осадочек остался.

Журналист-кандидат и журналист-не журналист

Неимоверными усилиями автору данных строк удалось занять место в первом ряду. Правда, в несчастливом секторе – правом от Путина. Лайфхак: больше всего возможности задать вопрос у тех, кто сидит в левом и центральном секторах. Еще часто спрашивают затесавшихся среди кремлевского пула журналистов. Возможно, и по ошибке.

Тринадцатая пресс-конференция запомнится «Путин бай-бай», вопросом Ксении Собчак и, конечно, журналистом-не журналистом, получившим аккредитацию.

Для большего охвата вопросов Владимир Путин старался сбивать их в блоки. Таким образом, удалось затронуть все ключевые темы: пенсионный вопрос, социальные проекты, отношения с США, Украиной и Сирией, северокорейский кризис. Как отметили коллеги, о личном у Путина не спрашивали – видно, судьба России волнует общественность больше.

Впервые в истории пресс-конференции кандидат в Президенты РФ (правда, еще официально не зарегистрированный) задал вопрос другому кандидату. Появление Ксении Собчак для многих стало неожиданностью, хотя ее фамилия значилась в официальных списках Кремля, вывешенных за неделю до события.

Журналисты явно оживились, увидев Собчак в зале. Как только Путин скрылся за кулисами, все ринулись к ней – в погоне за жаренными и резкими заявлениями. Кольцо журналистов сопровождало кандидата в Президенты вплоть до гардероба. Но в этот раз Ксения Анатольевна не была резка в своих высказываниях, оценив прошедшую пресс-конференцию на «как обычно», она пригласила всех 23 декабря на открытие своего предвыборного штаба в Москве и анонсировала турне по городам России.

Директор Мурманского рыбкомбината проник на пресс-конференцию под видом журналиста. И Михаилу Зубу удалось задать вопрос Владимиру Путину о резком подорожании рыбы. Было видно, что М.Зуба эта проблема волнует, как никого – вопрос получился эмоциональным и не наигранным: «Что у нас Артемьев говорил? Артемьев говорил: треска стоила 60 копеек, а курица — два рубля. Сейчас курица стоит сто рублей, а треска — триста рублей. Чего мы издеваемся над людьми? Делайте со мной что хотите! Да, я сюда пришел незаконно — сделался журналистом и прочее».

Директор рыбкомбината получил от Путина приглашение на ближайшее ведомственное заседание по «рыбному» вопросу, а может и в политику. Но надо ли это Зубу – покажет время.

А как же молодежь?

Что же касается меня, то свои вопросы мне так и не удалось задать. И снова табличка с надписью «студент» не сработала. Владимир Путин в очередной раз проигнорировал потенциальные вопросы об образовании и науке. Девушка-журналист, сидевшая неподалеку, увидев мой плакат, обрадовалась – ее вопрос касался молодежи. К концу пресс-конференции, когда накал страстей был слишком высок, мы с ней в унисон кричали «молодежь, студенты». Но наш дуэт оказался слишком слаб, чтобы достучаться до Президента.

Многие коллеги из региональных масс-медиа, приехавшие на пресс-конференцию не ради галочки, сетовали на минорный характер получившейся беседы. Затронув вроде бы главные вопросы, Путин прошел мимо региональной тематики – вопросов из российской глубинки было слишком мало. Выслушать всех, а это 1640 журналистов, у которых минимум по 2 вопроса, итого 3280 – нереально. В следующем году, возможно, кому-то повезет больше, быть может, даже мне.

Павел Вахрушев

Close
loading...