Сентябрь 22, 2018

Финал Нуриевского феста: Чувственность, страсть, динамика

Фото: Реальное время

Версия для печати
XXXI Международный фестиваль классического балета имени Рудольфа Нуриева завершился сразу тремя постановками. Гости из Московского академического Музыкального театра им.К.С.Станиславского и Вл.И.Немировича-Данченко исполнили одноактные балеты: Лифарь «Сюита в белом», Килиан «Маленькая смерть», Форсайт «Вторая деталь». Эти постановки вызывают совершенно разные чувства, но показывают развитие мирового балета в середине и конце XX века, когда неоклассицизм занимал лидирующую ступень.

Открыла последний вечер фестиваля «Сюита в белом». Постановка Сержа Лифаря 1943 года стала настоящим откровением. Если заглянуть в историю, то знаменитый балетмейстер, выходец из Советской России, создал одну из лучших своих работ во времена преследования со стороны Французского Сопротивления. «Сюита в белом» была поставлена на музыку композитора Эдуарда Лало из балета «Намуна».

И вот занавес поднимается, и мы видим симметрическую картину, которая плавно переходит в движение под романтическую мелодию. Поражала легкость и плавность танца каждого исполнителя. А сколько чувств и эмоций! Первое женское трио Мария Бек, Екатерина Иванова, Наталия Клеймёнова вызывают бурю восхищения и аплодисментов. Оксана Кардаш («Сигарета») создает безупречный рисунок. Многие танцевальные движения перекликаются с такими как «Жизель» и «Лебединое озеро». Строгость белоснежных пачек, рубашек и трико, показывают чистоту танца. Но, к сожалению, истинного французского аристократизма полностью прочувствовать не удалось. Но ее компенсирует русская эмоциональность.

Любовь или животная страсть?

Только кажется, что большего восторга не будет, как началась «Маленькая смерть» Иржи Килиана. Постановку зрители посмотрели на одном дыхании. Иржи Килиан воплотил воедино и смерть, и любовь. Полуобнаженные тела показали страсть, наслаждение, счастье, страдания и горечь. Все движения шести пар исполнены чувственностью и одновременно некой агрессией.

Музыкальной основой стали произведения Моцарта. С первых же нот на сцене появляются шесть танцовщиков с рапирами, и начинают синхронно фехтовать. Далее идет любовная игра между мужчиной и женщиной. Столь нежные прикосновения рук, ног и тел, что появляется такое чувство – в постановке мало движений, но это обман света. Он плавно переходит от одной пары к другой. И вдруг черное полотно настигает все пары, как эйфория накатывает с головы до ног. А зритель остается с вопросом: что это было – нежность чувств или животная страсть?..

Фото: Реальное время

От прошлого к настоящему

«Вторая деталь» – спектакль на музыку американского композитора Тома Виллемса. После мелодичного и чувственного Моцарта это резкий переход к динамичности, четкости и жестокости ритма. Хореография Уильяма Фоосайта развивает традиции Джорджа Баланчина, и затрагивает неоклассику. Спектакль массовый – четырнадцать танцовщиков в серебристо-белых комбинезонах показали точность и напряженность движений. В постановке были сольные исполнения, но они длились недолго. Оксана Кардаш, Валерия Муханова, Анастасия Першенкова с точностью лазера вычерчивали сложнейшие траектории движений, которые завершались стремительными пластическими точками. Под конец на сцене появляется танцовщица в белом хитоне, и вырисовывается истинный и женственный образ, танец которой выражает трагичность.

Именно таким – эмоциональным, захватывающим дух, как качели, на которых взмываешь и буквально замираешь от волнения, стал завершающий вечер ежегодного Нуриевского фестиваля.

Мария Павлова

Close
loading...