Июнь 25, 2018

Инесса Клюкина: «Не люблю слово «инвалид» – оно звучит как клеймо»

Версия для печати
Широкому зрителю название творческой инклюзивной студии «Э-моция» пока мало, что говорит. Между тем это театр без границ, в котором актерами могут быть не только здоровые люди, но и люди с инвалидностью. Волшебный мир искусства, исцеляющий души людей, стирающий барьеры между здоровьем и недугом, под названием «Э-моция» – детище Инессы Клюкиной, организатора и руководителя театральной студии. Корреспондент портала DragonNews расспросил Инессу об истории создания нетривиальной студии, его актерах и, разумеется, планах.

– Начну с того, что у меня инвалидность с детства. Моя травма – врожденная. Я себя другую и не знаю. Лет до 6 у меня было много больниц, но после врачи сказали, что операцию делать нельзя.

Моими самыми близкими друзьями были двоюродные братишка и сестренка. У нас была дача и все мое детство – это воспоминания о наших совместных прогулках, как они, такие же маленькие, как я, катали меня на коляске. У нас там был очень красивый лес, с высокими деревьями, у которых были большие корни – и они запинались, спотыкались, роняли меня на этой коляске… (смеется).

Мама мне рассказывала, что я была очень спокойной и всегда могла занять себя, но и приключения в моей жизни тоже были. Самое главное, что нас никогда не делили, что мои брат и сестра что-то могут, а я – нет. К нам относились одинаково. Это сформировало в моем характере такую черту, что если я чего-то хочу, я знаю, что я могу добиться этого, я ничем не хуже остальных. Так, например, когда мне было 13 лет, я влюбилась в Бердникова из группы «Корни» – тогда они участвовали в «Фабрике звезд» – и я достала его домашний номер телефона через 09 и дозвонилась ему, и мы даже разговаривали с ним около 20-ти минут.

У меня были попытки «выхода в мир». Например, в 16 лет я пошла в фотошколу, занималась на протяжении достаточного времени. В наше время в этом плане легче. Легче не только найти какой-либо кружок или занятие, а даже для самого себя, лично. Тогда, в 16 лет, посещение фотошколы было для меня целым событием, а сейчас я отношусь к этим вещам более просто, повседневно.

Вы всегда были так позитивно настроены или что-то повлияло на ваши взгляды/отношение к здоровью? Что это было?

– У меня с оптимизмом все хорошо, но просто раньше я думала, что в один прекрасный момент я проснусь – и пойду своими ногами. Я постоянно думала об этом, верила в это, но потом я попала на тренинги личностного роста и там мне «включили» ответственность. Мне показали, что никогда не будет такого, что я встану и пойду просто так, нужно что-то делать для этого, чем-то рисковать.

В нашем обществе принято людей с ограниченными физическими возможностями называть инвалидами, как вы относитесь к данному слову?

– Лично я отношусь к этому слово плохо. Даже у нас в «Э-моции» на тренингах и конференциях, мы всегда говорим «люди с инвалидностью». Не люблю слово «инвалид», оно звучит как клеймо, а вот  оборот «с инвалидностью» – словно приложение к человеку, описательный момент. Например, «девушка на красной машине», «девушка с черными волосами», «девушка с инвалидностью».

Мне не нравится, когда мы бываем на каких-нибудь конференциях, а там министр говорит «инвалид», или же мне приходит письмо на почту от соцзащиты, например, а там тоже написано «инвалид»… Но я слышала, что недавно всемирная конвенция приняла решение о том, что теперь нужно и правильно говорить «человек с инвалидностью». Я понимаю, что еще не скоро это словосочетание войдет в оборот, что предстоит еще долгая работа с сознанием и принятием людей, как здоровых, так и с инвалидностью, но старт дан – и это уже радует.

Также я не приемлю выражений «особенные люди», ведь каждый человек особенен по-своему. Или же «люди с ограниченными возможностями», всегда хочется спросить у человека в ответ: «А у тебя что, возможности не ограничены? Ты можешь летать? Или, может, знаешь все языки мира?»

В последние годы государство начало обращать внимание на нужды особенных людей, формируется доступная среда, например. А что с сознанием людей? Например, раньше обычные люди относились более жестоко…

– Очень много что изменилось за последние годы. Сейчас у нас есть много проектов, например, «Доступная среда», благодаря которой делают различные пандусы. Ты всегда можешь сходить в кино или в магазины. Все более доступно в наше время. Даже то, что ты просто можешь выйти на улицу, вызвать себе такси, пообщаться с продавцом в магазине, прогуляться в парке… Даже одно это – уже общение.

Что касается людей, то сейчас стали спокойнее относится к людям с особенностями в здоровье. Люди заботятся, дают руку, помогают с коляской… Тем не менее, не все готовы к близкому контакту. Например, есть таксисты, которые видят, что их вызывал человек с ДЦП – и уезжают, отказываются брать заказ. Возможно, они думают, что человек буйный или находится в стадии алкогольного опьянения, не знаю. Но и такое случалось, уезжали. Хорошо, что редко.

В 2014 году вы участвовали в конкурсе красоты «Жемчужина Татарстана» – как вы попали на него? Как решились на участие? Этот конкурс придал вам уверенности в себе или это был своего рода эксперимент для вас?

– Я не думала ни о чем, ничего не взвешивала, просто заполнила анкету и отправила. Это был самый первый конкурс «Жемчужины», не было никакой предыстории, мы были первыми участниками и организаторы конкурса красоты, можно сказать, учились вместе с нами.

Все происходило в Ратуше. Это была такая сказка! Особенно для девушек с инвалидностью, которые часто не принимают себя, а тут тебе шьют платье, делают макияж, прическу, устраивают профессиональную фотосессию, ты дефилируешь… Это очень меняет отношение к себе и помогает.

Я была 2 года волонтером этого конкурса. Он стал для меня настоящим трамплином, стартовой полосой. Благодаря этому конкурсу я стала работать в ДК, где потом и появилась «Э-моция».

После данного конкурса красоты вас пригласили работать в ДК «Юность», как это случилось?

– Каждую девочку на конкурсе «Жемчужина Татарстана» прикрепляют к какому-либо ДК, чтобы поставить творческий номер. У меня это была «Юность». Я, кстати, всегда мечтала работать с творчеством, в особенности стать радио- или телеведущей. В «Юности» я узнала, что у них есть «Академия творчества». Мы с тогдашней директрисой договорились, что я буду у них работать, но это были просто слова, как мне казалось. В последний день конкурса, когда мы с девочками уже ехали в автобусе на торжественный ужин, мне позвонили из «Юности» и сказали, что с понедельника я могу выходить на работу.

С чего вы начинали и что было для вас самым сложным в организации своего дела и своей инклюзивной студии «Э-моция»?

– «Э-моция» возникла случайно. На тот момент в «Юности» сменился директор, все происходило перед летним отпуском Дома культуры. Меня вызвало руководство и сказало мне: «Делай что-нибудь свое». С этой мыслью я проходила все лето, потом у меня была еще одна запланированная операция и уже в больнице я создала чат в ВК, добавила туда своих подруг и мы вместе решали и думали, что же это будет. Позже я создала пост там же о том, что будет вот такой вот проект, что нам нужны волонтеры и очень многие откликнулись – не только артисты, но и педагоги, наш режиссер Неля и многие другие.

Самое трудное для нас было – привлечь людей. Спонсоров, волонтеров, актеров, педагогов – просто людей.

Какие люди к вам приходят? С характером, борцы, или же может наоборот, одинокие, ищущие друзей, тех, кто их поймет?

– Приходят совершенно разные – и те, и другие. Но мы берем всех, не отказываем никому. Мы приглашаем различных тренеров по психологии и кроме занятий актерским мастерством, также устраиваем уроки психологического формата, уроки тактильности, физического ощущения себя и своего тела.

Мы не приемлем общения во время занятий, у нас с этим строго, но после мы всегда можем сходить куда–нибудь вместе, поболтать, обсудить все, вкусно покушать, погулять.

Труд очень сближает людей. Театральная постановка, сцена, выступления – тоже. Мы никогда не расходимся после представления, устраиваем корпоратив, на котором обсуждаем, как кто-то чуть не забыл слова или станцевал не так, или как у кого-то бежали мурашки от страха.

Возникали ли у вас трудности в работе с актерами? Если да, то какие именно?

– Педагогам обычно сложно с теми людьми, которые сопротивляются процессу, пытаются контролировать все происходящее, пытаются навязать свое мнение и тем самым тормозят процесс. У нас были разные ребята на нашем пути, но как-то само собой, автоматически, они отсеиваются со временем и уходят сами.

На сегодняшний день у нас все установилось и все хорошо, но поначалу работать всем было очень трудно. Все галдели, не давали говорить кому-то одному, не слушали друг друга, постоянно переживали и спорили: «А что люди скажут? А поймут ли они это?», потому что наши постановки «не прозрачные», мы всегда даем возможность зрителю подумать над тем, что он видит.

Чем «Э-моция» может похвастаться на сегодняшний день? Личные достижения, награды, гастроли?

– У нас есть 4 спектакля за 1,5 года работы. Есть гастроли в Нижнекамск, Челны, Зеленодольск, Челябинскую область. Скоро мы уезжаем в Нижнекамск, сразу после – в Камские Поляны. За 2 дня путешествий мы покажем 3 спектакля. Все наши постановки бесплатные, каждый может помочь нам и пожертвовать определенную сумму на развитие студии, но только по собственному желанию. Мы выиграли конкурс «Малый театр Казани» – онлайн-проект среди всех малых театров Казани, где мы заняли 1 место. Мы участвовали в театральном фестивале «Фестиваль современного академического творчества», в котором заняли 2-е место, получили диплом 1-й степени за постановку «Снег» на фестивале любительских театров «Действующие лица», а также выиграли форум «Наш Татарстан» со спектаклем «Исповедь Ассоль».

Что интересного планируете в ближайшем будущем?

– У нас очень много задумок. Но все это будет осуществляться ближе к осени–зиме по ряду причин. Возможно это будет микс из наших всех существующих постановок. Или же что-то с приглашенными инклюзивными коллективами. У нас есть несколько задумок, посмотрим, что из этого получится.

Также в октябре будут «Парадельфийские игры», на которых мы возможно выступим как делегаты от Республики Татарстан, но пока это тоже еще только планируется.

Мы планируем делать на YouTube свою передачу, в которой мы отснимем 6 выпусков с успешными и известными людьми с инвалидностью. Затронем сферу бизнеса, спорта и творчества.

Поделитесь с нами своей заветной мечтой.

– Конечно же, я мечтаю о семье. Мечтаю, чтобы наша творческая инклюзивная студия «Э-моция» выросла, стала более масштабной. Мы хотим иметь свою организацию, не быть просто кружком. Хотим обучать, передавать свой опыт, помогать, открыться в других регионах – одним словом, подняться на новый уровень. Очень мечтаю о стажировке по инклюзии за рубежом.

Общаться с Инессой мы закончили, обе широко улыбаясь. Мне казалось, что я проболтала все это время со своей старой хорошей знакомой. Она пила свежевыжатый апельсиновый сок, на столе перед ней лежали ключи от ее авто и не смолкающий от уведомлений телефон…

Верю, что все мечты этой энергичной и веселой девушки сбудутся. Создастся еще не один спектакль творческого коллектива «Э-моция», который чему-то научит каждого зрителя. Я свой урок тоже вынесла: после этой встречи теперь часто спрашиваю себя: «Чего ты хочешь?», а сразу после: «А что ты делаешь для этого?» и все сразу встает на свои места.

Карина Гольцева

Close
loading...