Август 17, 2018

Урбанистика в России: необходимая потребность или мимолетное увлечение?

Версия для печати
Начавшись с частных инициатив разных уровней, в последние годы урбанистика стала частью федеральных и региональных программ. Однако возможность структурных изменений городов в существующих социально-экономических реалиях вызывает сомнения. Что нужно, чтобы российские города получили шанс на процветание?

Урбанистика – слово новое и в последнее время довольно популярное, но не все понимают, что это такое, и чем урбанист отличается от того же градостроителя или архитектора. Квалифицированный урбанист — это человек, который знает все на свете: от математических моделей транспортного потока, математических моделей, связанных с определением цены земли, до различных социальных моментов отношений с населением. В наше время урбанистов, как правило, привлекают в качестве консультантов по городским вопросам или исследователей, чтобы выявить проблемы города, района, улицы отдельного проекта или даже двора. За счет всестороннего анализа получается выявить все проблемы места и их закономерности, и на основании этой работы готовятся концепции, которые в последующем прорабатываются и реализуются уже отдельными специалистами.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Одним из ярких примеров того, как урбанистика спасла целую страну, является Бразилия. Сейчас это быстрорастущее, но бедное государство, а 40 лет назад оно было просто нищее: пробки, грязь, трущобы. В центре внимания – город Куритиба, столица штата Парана на юге страны. Жайме Лернер, мэр города, человек с архитектурным и инженерным образованием, сделал Куритибу городом-музеем. Сегодня он претендует на звание самого экологического города планеты.

Бразильский город выработал модель успешной переработки мусора. По границам трущоб поставили огромные металлические контейнеры. На них широкие этикетки, на которых написано «стекло», «бумага», «пластик», «биоотходы» и т.д. Для тех, кто не умел читать, их еще и раскрасили в разные цвета. Каждому, кто приносил полный мешок отсортированного мусора, выдавали талон на автобус, а за биоотходы давали пластиковую карточку, которую можно было обменять на пакет свежих фруктов и овощей. По сути, Жайме Лернер просто изобрел новые деньги. Его автобусные билеты и карточки на питание — это разновидность дополнительной валюты. Сегодня в этом процессе участвуют 70% домов в Куритибе; 62 самых бедных района обменяли 11 тыс. тонн мусора почти на миллион автобусных билетов и 1200 тонн еды.

В России ситуация обстоит немного по-другому.

Урбанист, социальный инженер и основатель Центра прикладной урбанистики Святослав Мурунов поясняет различия между российскими и зарубежными городами следующим образом: «Города европейские и американские выстроены в первую очередь на конфликте и синтезе разных культур. Там сообщества жителей, ассоциации профессионалов и бизнес-союзы выдвигают своих делегатов для участия в городских проектах, и именно они формируют запросы на изменение среды, которые администрация отрабатывает. А на постсоветском пространстве все не так. В том числе и потому, что горожан в классическом понимании у нас нет. Культура участия в городских процессах у нас не воспитывалась, потому что диалога властей с гражданами в СССР, по сути, не было, была только его имитация».

Главное, что объединяет удобные города, – это правильно расставленные приоритеты. На первом месте должен быть пешеход, затем велосипед, общественный транспорт и, наконец, автомобили. Сейчас в России приоритет отдан автомобилям, поэтому тротуары становятся уже или вовсе превращаются в шоссе. На наших дорогах невыносимо длинные светофорные фазы для пешеходов. Человек не будет ходить так, как запланировал проектировщик, он будет ходить так, как для него удобнее и быстрее.

Еще одна проблема российских городов – это грязь. В Европе можно гулять в любую погоду, а в России только тогда, когда сухо. Решается эта проблема простым способом при помощи дренажной системы. Простым языком – отвод воды. Водосточная труба не должна лить воду с крыши вам под ноги, она должна быть закопана под землю и сливать воду в канализацию. Тем же самым должны заниматься ливневки на дорогах, которые в России часто представляют собой небольшую ямку, закрытую решеткой.

Есть еще одна проблема, которая делает наши города серыми и неприветливыми – дома. Микрорайоны строят только в России. Во всем мире предпочитают строить кварталы. Почему же никто не хочет перенимать у России советский опыт микрорайонов? В 1954 году в США был построен социальный проект «Пруитт-Айгоу». Уже в 60-х образованное население стало уезжать из этого микрорайона, а через пару лет этот район уже напоминал гетто. Плотность заселения оказалась даже выше, чем в трущобах. В итоге в 70-х микрорайон было решено снести.

Главное правило урбанистики – это человеческий масштаб. Некомфортно находиться рядом с 10-полосным шоссе, как и жить в 25-этажном здании, ведь чем больше квартир, тем меньше люди общаются друг с другом. Испортить лифт в доме, где 300 квартир –  запросто, а вот если квартир всего 30, это уже твой подъезд и твой лифт.

Единственным шансом на улучшение серых и депрессивных городов России, состоящих из микрорайонов, где каждый сам за себя, является популяризация такой науки, как урбанистика. Адаптирование советского наследия под потребности современного жителя кардинально изменит внешний облик российских городов: будет создана удобная городская среда, экологичный транспорт, разнообразятся общественные пространства.

Екатерина Иконникова

Close
loading...