Ноябрь 16, 2018

Менструальный цикл, насилие, «шалава Мария»… Что еще может предложить современная пьеса?

Версия для печати
Какая она, современная пьеса? Каких героев создали новые авторы? Как поменялась театральная реальность? Об этом и многом другом рассказала ридер программы «Первая читка» Оксана Кушляева на своей лекции, прошедшей в творческом пространстве «Маяковский».

Оксана Кушляева работает редактором в «Петербургском театральном журнале», а также является организатором фестиваля «Пять вечеров» им.А.М.Володина.

«В силу своей профессии я вынуждена читать огромное количество пьес, присланных для бесконечных драматургических конкурсов, которые проходят в Петербурге, Москве, Екатеринбурге и многих других городах. И каждый год я наблюдаю, как удивительным образом из этих пьес выкристаллизовываются настоящие шедевры, которые тут же попадают в театр и становятся неким революционным высказыванием», – рассказывает Оксана.

Во многих театральных конституциях современной пьесой до сих пор считаются произведения, написанные в 50-70-х годах прошлого века. Однако Оксана Кушляева современными считает только пьесы, написанные в последние десятилетия, и отражающие сегодняшний день, конкретное время, города, героев, которые появляются и фиксируют какие-то изменения в обществе.

Современный процесс, связанный с общением драматургии и театра – это бешеный конвейер, стремительная смена поколений, которую невозможно успеть ни зафиксировать, ни даже подумать о ней.

На своей лекции Оксана рассказала о современных пьесах новой волны, имеющих на сегодняшний день колоссальный успех.

Андрей Иванов «С училища»

Пьеса драматурга Андрея Иванова «С училища» в 2017 году дебютировала на фестивале «Любимовка». И сейчас «С училища» имеет огромное количество читок и спектаклей, поставленных по ней. Почему этот текст так «выстрелил»?

«Когда появилась первая волна драматургических конкурсов первые молодые драматурги, не имевшие образования, говорили, что современная пьеса – это пьеса про маргиналов. Театр, театральные площадки и драматургические лаборатории населили эти самые маргиналы, люмпены, люди из низов. Большие профессиональные театры этого боялись и вели с такой драматургией некую борьбу», – уверена лектор.

В пьесе «С училища» главная героиня Танька –  этот самый маргинал, человек из низов. Она учится в колледже, пытаясь получить хоть какое-то образование. Также в пьесе есть класс интеллигенции. Его представляет второй герой, Сергей – преподаватель философии колледжа, в котором учится Татьяна. Оба героя из разных цивилизаций. Она из «ВКонтакте», он из Facebook. Однако это все, что их отличает. Ведь ни он, ни она не являются носителями старой культуры.

Чего не скажешь об авторе пьесы. Он создает историю, в которую вносит сплошные культурологические отсылки. Он сочиняет произведение, которое, на первый взгляд, выглядит как пьеса из 2000-х годов. Это люди, разговаривающие очень ярким, специфическим языком, указывающим на их социальный слой, это дикие коллизии, которые с ними происходят, и это девственность героини, которой она гордится, как вполне средневековое существо.

«Первая постановка очень точно сформулировала эту пьесу. Она одела всю историю в возрожденческие одежды. Сергея – в одежду испанских грандов, Татьяну – рыбацкой девушки. То есть герои не выглядят как люди сегодняшнего дня. И это понятно, так как разговор идет о героях, очень похожих друг на друга, несмотря на то, что они являются представителями совершенно двух разных классов.

Однако дальше пьесу начали преподносить как бытовую драму, не замечая вложенного автором культурного подтекста. И сейчас во многих театрах она представляется как жесткий спектакль о преподавателе, который изнасиловал девушку, и о жертве, которая ему жестоко отомстила. Это говорит о том, что театр часто хватается за поверхностные сюжеты и не замечает разных отсылок, расставленных драматургом в тексте».

Анастасия Букреева «Ганди молчал по субботам»

В текстах современной пьесы существует тенденция возникновения проблем героев с идентификацией собственного возраста и с поведением, соответствующим ему.  Например, такая тенденция ярко выражена в пьесе Анастасии Букреевой «Ганди молчал по субботам». Пьеса появилась совершенно недавно, но идет уже практически в каждом ТЮЗе.

Здесь представляется 14-летний персонаж, которого читатели не видят, и смотрят на мир его глазами.

«Герой, только решив, что он живет в каком-то «райском» мире, узнает, что у папы любовница, у мамы комплексы, и она тоже пытается кого-то завести, сестра умирает, дедушка в маразме уходит куда-то воевать».

Поэтому он решает как-то отреагировать на это, а реагирует просто – перестает разговаривать. Он заводит подругу бродяжку, которую зовут Лиза, и все время приводит ее домой. Персонаж не ведет с родителями никакой войны, он просто не разговаривает, и все время у него в комнате обнаруживается женщина с улицы.

«Происходящие события не дают никакого объяснения, что это за герой, какой он, поэтому пьеса кажется непонятной. Непонятным кажется и поведение героя, но после нескольких читок она вылетает из очень узких рамок и становится сложной. Причиной поведения героя сначала кажется желание уйти маленького ребенка от себя, от мира, от взросления, нормальной человеческой реакции. Сначала мальчик кажется неадекватным, но чем дальше, тем больше читатели начинают понимать его. Ведь это одна из пьес, которая учит тому, что люди не горюют, люди запрещают горевать, они не научили этому мальчика, и поэтому он горюет по-своему».

Дмитрий Данилов «Сережа очень тупой»

«Однажды уже покойный Михаил Угаров спровоцировал большого писателя Дмитрия Данилова написать ему пьесу. Тогда Дмитрий написал ее с простой корысти буквально за два-три дня, как игру, странный конструктор, сделанный по законам драматургии, в которой играл со зрительским восприятием».

Это обычная для сегодняшнего дня история обывателя, которого задерживают двое полицейских. Героя везут в участок и то ли допрашивают, то ли «принимают экзамен». Чем дальше, тем страннее становится допрос, и тем сложнее зрителю определиться с симпатиями. Сначала все стоят на стороне героя – человека, образованного, типичного горожанина города Подольск. И вдруг, «он предстает как серая личность: поступил в тот вуз, куда мама запихнула. Работу свою не любит, свою музыку, девушку тоже».

Так, постепенно, симпатия зрителя смещается в сторону полицейских. Однако, при этом, они все-таки устраивают допрос, мучают героя, унижают, заставляют его делать то, чего он не хочет. Таким образом, у зрителей возникает странное ощущение сочувствия мучителю, что является некой «издевкой» автора над зрителем. Манипуляция его привычными представлениями о том, где хорошо, а где плохо.

«Данилов делает совершенно неполитический текст, который многие режиссеры принимают за таковой. Кажется, что эта пьеса против насилия, полиции и т.д. А она всего лишь игрушка, которую можно перевернуть и сделать спектакль совсем о другом».

Мария Контарович «Пол – это лава, а Маша шалава»

«Пьеса Марии Контарович «Пол – это лава, а Маша шалава» содержит в себе описание Екатеринбурга. Если читатель совершенно его не знает, то ему кажется, что это какая-то волшебная, выдуманная страна: какие-то телебашни, странные девочки, которые все похожи на певицу Монеточку. Все они странно разговаривают, щебечут, у них все какой-то «кинчик», «винчик». Это непохожий на другие города мир, в котором рушится телебашня (а это реальный факт), но никого это не интересует».

Главную героиню зовут Маша, и ее проблема состоит в том, что у нее много мужчин. Пьеса существует как некое путешествие во времени. Читатель все время двигается из 19 лет в 23, 24 и так до бесконечности. В пьесе есть три возраста героини, но везде она представляется как некое инфантильное существо, застрявшее где-то в 16 лет, и с удовольствием в этом возрасте прибывающая. В один из моментов пьесы героиня говорит «господи, как же выйти из этого запоя, мир-то такой ужасный».  Таким способом она убегает и от смерти, и от всех проблем, и от реальности.

Олжас Жайдаров «Магазин»

Пьеса «Магазин» Олжаса Жайдарова – это пьеса казахского драматурга москвичам, написанная на русском языке.

«Олжаса живет в Москве и пишет пьесы о том, как люди другой культуры, восточной, тюркской оказываются в некой изоляции в российском мире. В пьесе он берет двух героинь: хозяйку магазина и ее работницу – жертву, насильника, и смотрит причины и следствия. Мы видим, что происходит, и откуда растут корни этого насилия, как насилие укорено с одной стороны национальной культурой, а с другой, что будет, если держать в изоляции в большом русском городе одну какую-то культуру».

Ольга Шиляева «28 дней»

«Еще одна пьеса, которую вот-вот поставят, и которая действительно стала большим событием на последнем фестивале «Любимовка» –  это пьеса  «28 дней» драматурга Ольги Шиляевой. «28 дней» – это произведение на табуированную тему».

Это пьеса, в которой описывается женский менструальный цикл. Она строится по закону Аристотелевской пьесы: здесь есть протагонисты, антагонисты и хор. В ней есть героиня, которая описывает свой месяц: первый, второй, третий день, гормональные сбои, свое состояние, и есть протагонист –  мужчина, который отвечает ей в этот момент жизни. Также есть хор женщин, который говорит расхожие фразы из женских журналов, интернета, то, что вообще говорят женщине, когда она на что-то жалуется, то есть такой шум обычаев, обрядов, «самозапрещений»: «Ты должна молчать, должна быть красивой, должна быть леди Совершенство».

Где читать последние пьесы?

– Кроме «Любимовки» (петербургская первая читка ежегодно выкладывает тесты), есть также драматургический конкурс с гигантской программой – это конкурс «Ремарка». Существует конкурс «Тройной отсев», где от всех конкурсов отбирают два материала, берут еще одних экспертов, и выбирают самые лучшие.

Есть ли темы, вообще не исследованные современной пьесой?

– Драматурги вообще раскрывают множество табуированных тем, и нельзя сказать, что они неисследованные. Просто какие-то темы никогда не появляются на больших сценах и не будут сыграны там и для того зрителя, для которого они будут табуированными. В конкурсы приходят пьесы, связанные с темой геев в России или какие-то истории с их положением в Чечне, или истории, связанные с русско-украинским конфликтом, с абхазским конфликтом, с какими угодно военными конфликтами. Никто не запрещает их читать, они читаются, но когда разные театральные продюсеры будут собирать свой кейс, там не окажется этих пьес. Соответственно, для драматурга нет табу. Табу подходит государственному театру, потому что ее руководители сочиняют эти табу сами.

Айсылу Нургалиева

Close
loading...