Ноябрь 15, 2018

Лайфхаки от «казанского Сноудена» по поиску людей

Версия для печати
Если вы наберете в поисковике «Жди меня Казань», то однозначно всплывет имя Ильгизара Шарафутдинова. При том, что этот человек не является штатным сотрудником известного телепроекта, он уже 18 лет безвозмездно помогает людям найти друг друга. На счету волонтера более 2,5 тысячи успешных историй.

«Ведь главное не деньги, не слава, а эмоции людей, которые спустя много лет поисков видят своих родственников и близких», – этим и не только поделился Ильгизар с корреспондентами портала DragonNews.

Ильгизар Хайдарович, сколько лет вы занимаетесь поиском людей?

– С самого начала существования программы «Жди меня». Раньше она, конечно, называлась «Ищу тебя» и выходила раз в месяц. Тогда я еще просто смотрел эту передачу, а в начале 2000 годов решил написать по электронной почте редактору и предложить свою помощь. В то время я жил на Дальнем Востоке и мне передали заявки по моему региону. Тогда помощников было немного, и продюсер общался с нами напрямую. Он сам вел переписку, сам делал монтаж. Поначалу прислали где-то примерно человек 28. Но город у нас маленький. Найти кого-то не было проблемой, потому что все друг друга знали. За одну неделю я нашел  8 человек.

Какой у вас алгоритм работы, интернет и новые технологии помогают?

– До 90-х годов были такие толстые справочники с фамилиями, номерами телефонов и адресами. Интернет был не у всех. Общались со всеми по телефону. Сейчас все проще. Есть интернет, социальные сети. Если знаешь прежний адрес или город, в котором человек жил, можно искать человека через людей, которые проживают в данном регионе. Если город небольшой, то можно ровесников отсеять и общаться с ними. Рассылать сообщения. Люди сейчас часто откликаются. Моя задача – найти в социальных сетях не того, кого ищут, а того, кто его знает. Ведь если человек есть в соцсетях, его искать не будут. Например, пенсионеров искать можно через соседей или через детей этого человека.

У меня также есть старые адресные базы, но они на данный момент уже не актуальны. Но зато по этим базам можно уточнить дату рождения человека, потому что ищущие зачастую говорят примерный возраст, не знают года рождения. Или же можно уточнить имена членов семьи и искать их в соцсетях.

Как вы выбираете, кого искать?  

– Истории, которые меня никак не задевают, я не рассматриваю. Например, никогда не буду искать чью-то первую любовь. Потому что, если я даже и найду человека и, если у него окажется семья, я не буду ничего делать. Бывают ищут людей, с которыми ехали в автобусе, и не знают ни имени, ни фамилии. Также я практически не ищу потерявшихся – ушел на работу 5 лет назад и не вернулся. Хотя в программе «Жди меня» показывают, как люди через 15-20 лет находятся, но это не правило, а исключение. Они сами выходят на связь, то есть это не найденные программой люди. Все-таки есть органы, которые занимаются этим. Я не представляю, как действовать в таких ситуациях.

Реально ли искать человека самостоятельно? Куда обращаться?

– В принципе, если есть терпение и большое желание, то можно искать самому. А если не получится, то можно обратиться в программу «Жди меня». Но это если еще заявка дойдет до кого-либо из помощников. Ошибка многих – очень коротко пишут. Например, «ищу отца». Что за отец? Сколько времени не виделись с ним? Никакой истории нет. И когда ты не проникаешься этим, не переживаешь… Ну ищут отца и ищут. Пускай дальше ищут. Также бывает ищут подружку и не указывают ее родственников, где училась. А любая информация для поисков нужна. Чем больше информации, тем быстрее найдется человек.

Расскажите об интересном случае в вашем поиске.

– Когда я переехал в Казань, я начал общаться с Михаилом Валерьевичем Черепановым, заведующим музеем ВОВ. В начале 2000-х у них был пункт приема заявок в «Жди меня». И на этой почве мы познакомились и до сих пор общаемся. Он каждый год ездит в «Снежный десант». Студенты  и школьники посещают места боевых действий ВОВ, поднимают бойцов. Там находят медальоны. По ним часто нужно искать родственников, все бойцы же в основном без вести пропавшие.

Прошлым летом мне позвонил Михаил Валерьевич и попросил найти по медальону родственников бойца. И за два дня я нашел. На медальоне были указаны фамилия, имя, район и село. Я нашел родную сестру бойца в Казахстане. Сам я в Казахстан не ездил. Мне помогли люди, живущие там. Через два дня мне дали контакты. В воскресенье вечером я Михаилу Валерьевичу пишу данные сестры, родственников, телефоны, контакты.

Про этого бойца сюжет даже был по телевидению. Про меня там ничего не говорили, только то, что нашли родственников. Михаил Валерьевич потом рассказал, что как только подняли бойца – уже были найдены родственники. И ему там говорят начальники отрядов: «У тебя там что, в Казани Сноуден сидит что ли?» (смеется). Они так удивились, что за 2 дня родственники нашлись. Вот им я часто помогаю.

Какие сайты помогают в поиске людей?

– Есть группы «ВКонтакте» с названием «Ищу тебя», по-моему. Я допустим, если знаю ФИО полностью и год рождения человека, то просто забиваю эти данные в «Яндекс» или Google. И они уже выдают регион и город, где проживает. Есть еще налоговые и другие службы. Например, человек встал на учет. Можно так найти. В общем, информация какая-то все равно находится.

Искали ли вы кого-то лично для себя?

– Для себя нет, но для жены искал и нашел. Они общаются и сейчас. Она у меня родилась в Туркмении, в городе Теджен. Когда была маленькой, переехала сюда. Со стороны отца все родственники там остались. Когда она была подростком, отец умер. Она выросла, и здесь мама повторно вышла замуж. Уже будучи взрослой сказала мне: «Давай попробуем найти?» И мы их нашли. Она общалась с двоюродными братьями, но их уже нет в живых. Сейчас общается с племянниками.

Можете вспомнить самый первый эпизод, когда вы нашли человека?

– Первый эпизод – это я женщину нашел в Белогорске. Я помню, мы к ней домой ездили с дочкой. Зашли домой, посидели, поговорили. Подробностей уже не помню. Но самое главное – это эмоции, она очень обрадовалась. Я, когда еще выходил из подъезда ощущал, как будто я не ей нашел родственников, а себе. У меня очень много людей в друзьях, и это в основном те, кому я помог. И это даже не всегда через программу «Жди меня». Люди сами ищут в сети и находят меня, а я всегда по возможности стараюсь помочь.

Всегда ли люди так радуются, когда их находят? Был ли в вашем опыте негатив?

– Таких случаев очень много. Бывает, допустим, ребенок ищет папу, который несколько лет назад развелся с его матерью. У этого папы сейчас уже другая семья, и он не хочет видеться с сыном или дочерью. Тут я уже не имею право передавать контакты.

Были ли случаи, когда вы не могли кого-то найти? Как обычно поступаете в таких ситуациях?   

– Я откладываю такие заявки. Если меня это задело и есть желание помочь, но уже день, два, три у меня так ничего и не вышло, я откладываю до лучших времен. Через время пытаюсь еще раз, только поиск уже происходит через других людей.

Кого чаще всего пытаются найти?

– Родителей, в особенности биологических. Часто ищут люди, которые узнают, что их удочерили или усыновили. В феврале 2015 года был случай. Женщина в 1982 году родила дочь и оставила ее в роддоме. Дочь выросла, у нее у самой двое детей. И только несколько лет назад она обо всем узнала – ей рассказала приемная мама. Они сидели и смотрели программу «Жди меня». Там была  похожая история. Мама ей говорит: «Как бы ты отнеслась, если бы у нас также было?» Она начала все выпытывать у нее. Так и узнала. Сейчас она уже нашла много двоюродных и троюродных братьев и сестер и общается с ними.

Но бывает и наоборот. Родственники пытаются отыскать детей, которых им когда-то пришлось оставить. Зимой была заявка. Заявительница из Татарстана. Родилась в Пермской области, а сейчас живет в Буинске. Когда ей было два года, она с семьей вернулась на родину в Чистопольский район. Мать в тот момент была беременна.  Потом она родила и умерла. Сестренку заявительницы отдали в этом районе в дом малютки. Но на время. Ее потом удочерили. Когда семья встала на ноги, отец пытался ее найти, но они не знали фамилию удочеривших и куда ее увезли. Я решил попробовать помочь. И я ее нашел в Москве. Она 1956 года рождения. Ее приемный отец был замминистра в Москве, а мама преподавала в МГУ. Эта женщина тоже сейчас работает преподавателем в МГУ. Удочерившие родители назвали ее Азалия. Она даже сейчас, по-моему, не верит, что те люди, что ее вырастили, ей не родные.

Во сколько обходится поиск одного человека?

– Сейчас плачу только за интернет, раньше еще за проезд.

Пытались ли люди как-то отблагодарить вас?

– Был один случай – мне передали коробку конфет (смеется).

Регина Хафизова, Екатерина Царева

Close
loading...