Май 20, 2019

В окружении Минкульта – обзор фильма “Братство”

Версия для печати
Павел Лунгин – уникальный режиссер для постсоветского кино. Он, наверное, единственный смог когда-то нащупать некий мостик между советским “авторским” подходом и коммерческим успехом. Фильмы “Остров” и “Царь” могут вызывать споры, но о них говорят до сих пор, а конкретно “Остров” и вовсе стал хитом.

“Братство”, в этом плане, фильм для Лунгина не очень обычный. Он не про копания в духовности или истории. Более того, снят полный метр по афганским мемуарам бывшего генерала ФСБ Николая Ковалева. Так чего же всполошился господин Мединский с тем, что выпускать такое кино 9 мая не патриотично? (фильм вышел в прокат 10-го числа – прим. ред.).

Да, действительно, “Братство” – фильм про войну в Афганистане, который снят по воспоминаниям очевидца. Но на самом деле, это в первую очередь кино Павла Лунгина. Слегка расфокусированное, авторское и глубоко антивоенное. Конечно, едва ли такой посыл в новинку. Были в нашем кино и грубые нетленки Балабанова, и ура-патриотические агитки Бондарчука, и даже мягкие высказывания Шахназарова (чей “Курьер” до сих пор, наверное, лучший фильм в карьере шефа “Мосфильма”). Но фильма, подобного “Братству”, в современной России и на тему “Афгана” еще не снимали.

Да, ленивый кинокритик хочет сравнить его с шедевром Копполы, который не так давно повторно крутили в кино. Но если подумать, “Братство” больше похоже не на “Апокалипсис сегодня”, а на “Падение Черного Ястреба” Ридли Скотта. Здесь тоже сложно выделить протагониста, здесь тоже показано слишком много и не очень глубоко, и Лунгин, в конце концов, под стать Скотту не пытается делать выводов и искать какую-то правду.

В первую очередь “Братство” – это кино о чужих людях на чужой войне. О том, что это война делает с обществом, с нашим восприятием реальности и как она, собственно, формирует то самое “братство”. В центре действия – бойцы 108-й мотострелковой дивизии накануне вывода войск СССР из Афганистана и погрязшая в паутине разборок местных кланов и командования разведрота.

Не пересказывая сюжет, лучше поговорим о том, что получается у фильма, и чего Лунгину все-таки не хватило. Картина поднимает не самые популярные темы, но делает это мягкими мазками. Тут и слабость верховной власти СССР, и натурализация “воинов-интернационалистов” в афганской культуре, и сбитые ориентиры даже самых честных и отважных воинов. Цинично говоря, Павел Лунгин неплохо отработал стандартный кинонабор “война – это ад” в условиях афганского конфликта. В упор не могу понять, правда, чего всполошился Минкульт. Фильм снят максимально тактично, спорные темы затрагивает не слишком глубоко, и вообще, порой такое ощущение, словно “Братство” стесняется своей антивоенной природы.

Второй момент, который можно записать в недостатки, а можно в творческое видение – это намеренное отсутствие фокуса. Фокуса на героях, фокуса на сюжетных линиях и фокуса на тематиках. Фактически “Братство” – это такое попурри из честных, немного жестоких, но справедливых заметок о войне. Причем не только о войне в Афганистане. В определенный момент кажется, словно Лунгин сейчас залезет на территорию Джозефа Конрада и начнет изучать природу конфликта и насилия, природу того, как вечная война меняет и искажает людей.

Но ровно в этот момент режиссер словно бы теряет фокус и перескакивает дальше. Может этот прием создан для того, чтобы показать всю сумбурность вечного боя? Не знаю, но какие-то зрители могут воспринять такую структуру либо как боязнь режиссера копать дальше, либо как откровенный недостаток сценария.

Отчасти, по этой причине и не получается хвалить актерские работы. Поскольку фильм посвящен больше войне как стихии, сами актеры в замысле режиссера теряются и превращаются в “обычных солдат с нашивками”. И работает такое (может не очень намеренное) обесчеловечивание на диво неплохо. Прием уже был обкатан Голливудом в том же “Черном Ястребе”, но видеть его в российском кино про Афганистан, право, приятно и свежо.

Технически фильм снят превосходно. За картинку тут отвечал оператор “Викинга” Игорь Гринякин. Если вспомнить, то виузал в том фильме – единственный действительно стоящий элемент. “Братство” – это редкий отечественный фильм, который можно с огромным удовольствием смотреть на большом экране.

Если подводить некую черту, то “Братство” – прекрасное продолжение тренда Лунгина снимать достаточно глубокие фильмы чтобы претендовать на статус автора, но в то же время слишком осторожные и массовые в сути своей. Кто-то скажет, что это плохо. Но по мне, современному российскому кино как раз недостает таких вот картин на распутье между мыслью и зрелищем, причем не нагруженных глупой идеологией как со знаком плюс, так и со знаком минус.

Навряд ли новый фильм про Афганистан найдет своего зрителя в кино, спасибо плотному расписанию из западных премьер и “поддержке” Минкульта, но на мой взгляд, его ждет неплохая судьба в домашнем прокате. В конце концов, эта картина достаточно хороша, чтобы вокруг нее возникло небольшое, но братство поклонников.

Максим Зарецкий

Close
loading...