Июнь 17, 2019

В Казани вновь прозвучала чарующая лебединая песня

Фото: kazan-opera.ru

Версия для печати
26 мая на сцене Татарского театра оперы и балета имени М.Джалиля показали венец всего русского балета – «Лебединое озеро».

Сценическая история спектакля складывалась трудно. После неудачного дебюта в 1877 году, постановка претерпела существенные изменения. Сменились партии главных героев, а вместо четырех актов авторы предпочли оставит лишь два. И уже 1895 году свет увидел обновленную версию М.Петипа и Л.Иванова, которую позже назовут классической – она лежит в основе большинства последующих постановок «Лебединого озера», за исключением модернистских.  На сегодняшний день из всех существующих редакций балета едва ли найдутся хотя бы две, имеющие полностью одинаковые театральные партитуры, настолько он востребован в мировом искусстве.

«Лебединое озеро» — классика русского балета. В основе постановки история любви принца Зигфрида и прекрасной заколдованной Одетты. Чтобы расколдовать ее, ему необходимо немногое — быть верным. Вечная история стара как мир, но по сей день не утрачивает своего очарования и шарма. В ней все так же можно уловить фольклорные мотивы, вечную борьбу добра со злом, ускользающее чувство любви и верности, и неизбежное ощущение неотвратимости конца.

В Казани произведение поставил прославленный музыкальный руководитель Ренат Салаватов. Казанцам он знаком по операм «Лючия ди Ламмермур», «Борис Годунов», «Джалиль», «Кармен» и балетам «Пер Гюнт» и «Корсар».

Партию Одетты Светлана Гилева (Земперопер, Дрезден) исполняла с органичной невинностью, каждый ее жест как будто отсылает к прекрасным строкам блоковской Незнакомки – «..и веют древними поверьями, ее упругие шелка..». Ее Одетта излучала энергию, которая заставляла сердце радоваться и в ту же секунду замирать от боли. Она словно находилась в клетке из собственных разбитых чувств к принцу, из такого заточения невозможно выбраться, тем быстрее наступал катарсис для ее персонажа. Принц Зигфрида в интерпретации Вадима Мунтагирова (Ковент-Гарден, Лондон) летал по сцене словно притяжения и вовсе не существует, он был задумчивым и непреклонным, тем сильнее зритель сопереживал им обоим.  А Ильнур Гайфуллин (ТАГТОиБ им.М.Джалиля) удачно вписался в образ главного злодея Ротбарта, все поступки героя отражали его хищные намерения, и ни у кого не могло возникнуть сомнения, кто здесь настоящий вершитель судеб.

Фото: kazan-opera.ru

Балет начинается неспешно и неторопливо, чарующая музыка так узнаваемая и любима всеми, услада для казанского слушателя. Даже далекий от балета человек, который никогда не увлекался им, с первых же нот узнает детище Чайковского, настолько сильно влияние лебединой песни, что порой складывается ощущение, что где-то на генетическом уровне в нас заложены все эти изумительные образы и мотивы. Магические танцы, головокружительные пируэты как нельзя лучше подкрепляет чарующая музыка Петра Ильича. Она больше раскрывает характер персонажей, делает постановку еще более эмоционально насыщенной. Зритель ловит каждый вздох артистов, стук пуантов, движение рук – жадно поглощая все мелочи, словно околдованный самим Ротбартом. Звуки арфы обволакивают весь зал и уже невозможно оторвать глаза от сего действия.

Спектакль удачно играет на контрастах: сцены во дворце и на озере ярко противопоставлены друг другу. Искушенный зритель не успевает следить за сменой атмосферных декорацией, его постоянно перекидывают от солнечных тонов дворца до ледяных душу оттенков озера, чтобы он ненароком не заскучал. Антуража постановке добавляет не только звучание и оформление, но и изысканные костюмы. В них ненавязчиво авторы используются простые постулаты – «легкость, утонченность, симметричность».

«Лебединое озеро» имеет поклонников по всему миру. И это неслучайно: завораживающая история любви молодого принца и юной заколдованной красавицы никогда не утратит актуальности. Каноническая постановка, сдержанные костюмы, аутентичные декорации полностью погружают в атмосферу сказки и волшебства, позволяя не отвлекаться на второстепенные детали. Классическая лебединая песня не зависит от времени. Спустя множество лет оно по-прежнему будет раскрываться для новых поколений зрителей, приобщая его к высокому искусству.

Дарья Ярчихина

Close
loading...