Сентябрь 22, 2019

Нуриман Миникаев: «Современное кино превращается в цветное радио»

Фото из личного архива в ВК

Версия для печати
В творческом пространстве “Маяковский” 15 и 16 июня вновь прошел международный кинофестиваль “Zilant” (ранее “Cinema Camp”). Фестиваль проводится только с 2017 года, но уже имеет популярность. Нынче были представлены киноработы не только из России, но и Азербайджана, Беларуси, Армении и даже Китая и Эстонии.

Работы, представленные на этом кинофестивале, оказались совершенно разными. Например, после философской кинокартины Павла Пантина под названием «В Раю делать нечего» на экране был показан видеоблог Кронида Сазонова с шуточным названием «Когда приходит белочка». Авторов старались не ограничивать: единственным условием для работ был запрет на пропаганду насилия и вредных привычек.

Для современного искусства “безрамочность” характерна в принципе: в этом отношении автор свободен, его не ограничивает ничего, кроме собственной фантазии.

Какие идеи преследовал фестиваль, как отбирали работы и каким должно быть современное киноискусство на самом деле – об этом корреспондентам портала DragonNews рассказал автор онлайн-курса “Композиция кинокадра”, эксперт в визуальном искусстве и член жюри фестиваля Нуриман Миникаев.

Много ли работ поступает на конкурс и по какому принципу идет отбор?

     – Обычно их 200 или больше, но в шорт-лист попадает в пределах 30 работ. На фестиваль присылают очень много слабых работ. Поэтому любое жюри предполагает лонг-лист и шорт-лист. Мне приходилось самому участвовать на сборе заявок, и иногда такая бредятина приходит, честно говоря… Поэтому, естественно, из этой бредятины надо выбрать какую-то более-менее нормальную бредятину (смеется). Тем не менее, есть фильмы хорошие. Причем с каждым фестивалем кино становится лучше и лучше. Региональное кино особенно начинает проявлять себя. Интересно, что чем тяжелее люди живут в регионе, тем больше шансов, что там появится хорошее кино. Когда сыто живут, обычно на проблемы не смотрят.

     Какие цели должен перед собой ставить автор, на ваш взгляд?

– Кино условно можно разделить на профессиональное, то есть «большое», и любительское. Любители часто ставят перед собой точно такие же задачи, как профессионалы. Они думают: «Мы сделаем и заработаем кучу денег!» Но не хватает ни опыта, ни мастерства, чтобы сделать на таком же коммерческом уровне. В коммерческом фильме, когда он заканчивается, огромные-огромные на 10 минут титры идут. И каждому человеку ведь нужно заплатить и так далее. А когда человек говорит: «Да я вот возьму сейчас и сниму, 20 миллионов долларов заработаю», – это нереально. Цель какая должна быть? Найти своего зрителя – зрителя, у которого в голове что-то изменится, и он станет лучше. Для этого можно даже и без денег снять.

Почему у нас коммерческое кино так успешно?

– Потому что помимо производства фильма вкладываются в маркетинг этого проекта, в рекламу. Без этого просто не работает. Я как-то взял фрагменты фильмов «Бриллиантовая рука» и «Красавица и чудовище» 2017 года (с Эммой Уотсон в главной роли). Приемы в начале этих фильмов – один в один. Полностью. Но “Бриллиантовая рука” – фильм-блокбастер всех времен, и сейчас его смотрят, а “Красавица и чудовище”, хоть и снял самую большую кассу в 1,5 млрд., как однодневка – больше его на слуху нет. Так что классические коммерческие приемы сейчас не работают.

Насколько сложно отбирать работы?

– Я этим всю жизнь занимаюсь. Уже чувствую, наверное, где хорошо, где плохо. Поэтому для меня это не сложно.

Расскажите больше о цели фестиваля.

– На самом деле цель фестиваля – не выбрать хорошие и плохие работы, а приехать и пообщаться. Я им [авторам] говорю: Здесь у вас то-то, можно было сделать так-то, это могло быть лучше… И человеку нравится. Даже если экран засвечивается или плохо видно – главное, что мы пообщались, и это здорово.

Ваш совет режиссерам, будущим авторам?

– Минус современного кино в том, что оно превращается в цветное радио. Можно закрыть глаза, не смотреть совершенно на экран и все понятно: банальные диалоги, сюжеты… Я бы хотел посоветовать, чтобы говорили на языке кино. Когда без слов, без этой фортепианной музыки. Когда из фильма в фильм все фортепиано и фортепиано, – ну неужели больше другой музыки нет? Только фортепиано, такое глубокомысленное! (смеется). Без музыки, без слов, чтобы человек смотрел, и его пробивало за счет визуальности, смены кадров. Это – высший пилотаж для кино. Я часто так и смотрю фильмы – выключаю звук и смотрю без него.

Татьяна Новикова, Маргарита Головатенко

Close
loading...