Сентябрь 22, 2019

Домашнее насилие: Не молчи, иначе будет слишком поздно!

Версия для печати
20 июня в «Штабе» прошла лекция директора по развитию интернет-журнала «Enter» и корреспондента самиздата «Батенька, да вы трансформер» Дианы Садреевой на тему «Как медиа говорят о домашнем насилии».
Девушка рассказала о том, с чего началась ее увлеченность этой темой, какие проекты она планирует реализовать, а также о том, как СМИ и каждый человек в частности могут пролить свет на столь мрачную, но несомненно важную тему. Далее повествование от первого лица.

В сентябре я оказалась заперта в помещении с женщиной и ее двумя детьми. Они прятались там, потому что их избивал глава семьи. На следующий день женщина пропала, и узнать о ее судьбе удалось спустя месяц. После этого я в соцсетях попросила женщин, пострадавших от домашнего насилия, написать мне сообщения, поделиться историями. Таких историй оказалось около 30, и я написала текст о той женщине, с которой мы были заперты. И показала материал редактору самиздата “Батенька, да вы трансформер”. После этого выпустила целую серию материалов на эту тему. 8 марта был опубликован специальный проект “Крик за стеной”. Я видела много примеров таких историй, сама сталкивалась с агрессивными ситуациями и поняла, насколько тяжело публично об этом говорить.

Для чего мне это?

Я занимаюсь этим для того, чтобы мир, в котором будут жить мои дети и внуки, был другим. Очень странно, что за год работы я, да и не только я, в крупных городах этих людей достаточно, пытаемся объяснить людям, что бить женщин и детей – это нехорошо.
Когда я стала писать об этом, мне стали приходить агрессивные сообщения, вроде “Ты об этом пишешь, потому что тебя бил муж”. Но бывший муж меня никогда не бил и все же ему поступали такие сообщения. Нет, он хороший человек. Иногда люди занимаются этой темой по другим причинам. Я, например, просто не хочу жить в небезопасной стране, в которой не защищают жертв домашнего насилия и всячески замалчивают эту тему.

Что такое домашнее насилие?

Домашнее насилие – это не только побои, это также и финансовая зависимость, психологическое насилие, абьюзивные отношения и т.д. Отсутствие синяков на теле не означает, что насилия нет. Не только женщины страдают от домашнего насилия, но процент пострадавших женщин намного выше. При этом мужчины меньше хотят идти на контакт. Они держат все в себе. Из 30 историй мне написал лишь 1 мужчина.

Каждая пятая женщина в России подвергается физическому насилию со стороны супруга или партнера.
Риск подвергнуться насилию в семье в 3 раза выше, чем со стороны посторонних лиц.
40% всех тяжких насильственных преступлений совершается в семьях.
10% переживших насильственное преступление обращается в полицию.
Лишь в 3% случаев эти обращения доходят до суда.

Ситуация в России

У нас в России эта тема очень табуирована, у нас нет литературы по этой теме, практически нет форматов в искусстве. Все молчат. Кроме этого у нас плохая обстановка с полицией. В полицейских участках несерьезно относятся к этой проблеме, считают, что супруги сами смогут разобраться.
Необходимо привлечь внимание общественности к отсутствию закона защищающего жертв домашнего насилия. В России такого закона нет вообще. Зато в 2017 году вышел закон о декриминализации домашнего насилия, согласно которому, домашнее насилие теперь приравнивается, грубо говоря, к такому же правонарушению, как неправильно припаркованный автомобиль. Например, человек, избивший свою жену арматурой, получил наказание в виде штрафа в размере 10 тыс. рублей. Сейчас мы можем наблюдать действия закона благодаря ситуации с сестрами Хачатурян. (Летом 2018 года три сестры Хачатурян убили своего отца, который несколько лет их избивал. Теперь девушкам грозит до 20 лет тюрьмы, при этом адвокаты настаивают на полной невиновности сестер и называют их жертвами жестокого насилия).

На сегодняшний день уже составлена петиция против закона 2017 года и в Госдуму будет предложен другой закон. Один из его пунктов гласит, что человек, совершающий насильственные действия должен быть выселен из квартиры на год, при этом он не будет иметь право приближаться к женщине или звонить ей также на протяжении года. Женщина сможет подумать и разобраться с такой ситуацией.

Что мы можем сделать? 

Объединившись, подняв шум вокруг этой темы, мы можем переломить исход ситуации. Сейчас, когда у каждого из нас есть социальные сети, и каждый из нас является в той или иной степени медиа, очень важно, чтобы об этом говорили, как можно больше народу через собственные ресурсы.
Когда я говорю “медиа”, то я имею ввиду не только СМИ, но еще и совокупность других форматов, которые имеют влияние на публику – это соцсети, бренды, искусство и лидеры мнений.
Об этом нужно говорить, чтобы разрушить стереотипы о домашнем насилии. Их слишком много, но самый главный – “Жертва сама виновата”. Это абсолютно неправильно. Жертва не может быть виновата в том, что в отношении нее совершенно насилие. Виноват тот, кто это сделал.

Через привлечение людей мы можем рассказывать о многом. Когда я работала над этой темой, то получила множество мнений, начиная от хейта, заканчивая высказываниями лидеров мнений, которые устраивали публичные встречи для привлечения внимания к проблеме.
На сегодняшней лекции мне важно было понять, какое количество людей в Казани интересуются этой темой, потому что я не собираюсь останавливаться.

Важно научить жертву не бояться просить о помощи. Многие люди не обращаются в полицию, потому что сталкиваются с непониманием. Женщины боятся просить помощи у близких родственников, потому что они могут отреагировать так: “ты сама это терпела”, “ты должна сохранить семью”, “у детей должен быть отец”. Поэтому чем больше медиа пишут на эту тему, тем больше людей могут услышать этот «крик».
В 2017 году вся страна попала под влияния флешмобов таких как “Me too”, “Не боюсь сказать”, которые привлекли внимание СМИ. Получается, чтобы какая-то такая тема оказалась на страницах или обложках изданий в СМИ нужен информационный повод. Зачастую такими поводами являются флешмобы, акции или выходящие из ряда вон ситуации. Тексты обычно приурочены к какой-либо дате, например, ко Дню защиты детей, к 8 Марта, 23 Февраля. Но нужно поднимать этот вопрос вне зависимости от ситуации в стране и мире. Потому что эти истории никогда не закончатся.
Бренды тоже заложники инфоповода. Чем актуальнее тема, тем охотнее бренды присоединяются к ней, привлекая лидеров мнений.

Одним из ярких примеров является производитель одежды Levi’s, который в этом году анонсировал проект совместно с Анной Ривиной. Анна является основателем проекта ” Насилию.нет”. Через этот проект Levi’s будут рассказывать о насилии, например, через оригинальные информационные плакаты.

О планах

В сентябре или августе я хочу провести исследование домашнего насилия в сельской местности и организовать фонд поддержки женщин и детей, пострадавших от домашнего насилия.
Я провела предварительную работу с людьми занимающимися проектом “Учитель для России”. (Учитель для России — это российская общественная программа, привлекающая выпускников ведущих вузов России к преподаванию в школах и обеспечивающая подготовку молодых специалистов к преподавательской деятельности).

Я поговорила с 10 ребятами, которые преподавали в селах и они сказали, что людям страшно находиться в замкнутом пространстве, а деревня или село это все-таки замкнутое пространство. Ближайшая полиция, например, находится за 20-30 километров от деревни. Поэтому рассказывать о своих проблемах они не хотят, особенно боятся.

Я хочу запустить проект “Девочки должны уметь мечтать”. Главный смысл проекта – говорить с девочками из деревни, с родителями о том, как девочкам можно выбраться из этой замкнутости. Я бы хотела завуалировать свой главный посыл и через умение мечтать, через разговор с людьми, которые их могут восхищать, у них в голове появилась бы альтернатива своему будущему. После выступления девушки в зале начали предлагать свои идеи о том, как еще привлечь внимание общественности к этой теме. Поступали предложения о лекциях в роддомах, которые помогут понять, какие отношения должны быть в семьях, об акциях и флешмобах, которые станут призывом отказаться от насилия.

Записала Татьяна Новикова

 

Close
loading...