Январь 16, 2021

«Колдовство: новый ритуал» – эпизод волшебства с нотами толерантности

Версия для печати
19 ноября в российский прокат вышел фильм «Колдовство: новый ритуал» режиссера Зои Листер-Джонса. Он стал продолжением культовой картины 1996 года. Это ее вторая полнометражная работа после «Группы “Лейкопластырь”». Режиссер оригинальной ленты «Колдовство» Эндрю Флеминг стал продюсером современной киноленты.

В центре сюжета четыре девушки-подростки, имеющие колдовские способности. Сначала их увлечение магией кажется безобидным, но потом это все оборачивается серьезной угрозой.

Фильм начинается с того, как три школьницы-«ведьмы» (Фрэнки, Тэбби и Лурдес) пытаются совершить магический ритуал. У них ничего не получается, так как не хватает четвертой «коллеги». «Запада», как они сами говорят, и «воды». То есть для полного шабаша нужны четыре стороны света, четыре стихии. В это время в их классе появляется новенькая: девочка Лили, которая вместе с мамой переехала жить к ее бойфенду Адаму (роль исполнил Дэвид Духовны). Лили сразу сталкивается с трудностями: ее не принимают сводные братья, в школе поднимают на смех, и новая пассия матери оказывается непростым человеком. Лили из всех сил пытается быть спокойной и веселой, но все-таки происходит ряд случаев, которые доводят ее до слез.

Три вышеупомянутых ведьмочки сразу почувствовали, что Лили – та самая четвертая в их «команде». Поле недолгих уговоров ее посвящение в ведьмы проходит удачно, и девочки становятся, то называется, не разлей вода. Поначалу они просто балуются магией, а потом им приходит на ум проучить «мерзкого» (по их мнению) одноклассника Тимми. Они проникают в его дом и накладывают заклятие, после которого Тимми из пошлого хулигана превращается в воспитанного юношу. Он начинает дружить с девочками, везде с ними ходит и быстро смелеет, да так, что рассказывает Лили о своей нетрадиционной ориентации. Видно было, как лицо Лили изменилось после такого рассказа, она опешила. Все-таки она начала неровно дышать к Тимми. Ночью, когда остается одна в своей комнате, она произносит приворотное заклинание, чтоб парень пришел к ней. Юноша появляется, они даже целуются, но как всегда кто-то мешает. И этот кто-то старший сводный брат Лили, который тоже не прочь видеть Тимми рядом с собой.

А утром в школе все узнают страшную новость: Тимми покончил с собой. Лили не выдерживает и в слезах убегает прочь из класса. Она во всем винит себя, думает, что так случилось из-за ее приворота. Об этом узнали и подруги. Между ведьмами произошел раскол. Они думают, что со своим колдовством зашли слишком далеко и принимают решение лишить самих себя магических сил и отпустить Лили. Теперь ведьм снова только три, а Лили сама по себе.

Но после похорон Тимми происходит нечто странное. У него была спиритическая доска (специальная с буквами для общения с потусторонними силами). Он как раз рассказывал Лили, что общается с духом матери. Ведьмы замечают, как эта самая доска начинает «говорить». Стрелка бегает по буквам, образовывая фразу «это он убил меня». Становится ясно, что Тимми не совершал самоубийства. Но тогда кто его убил? Приходит на ум лишь один персонаж – Адам, новоиспеченный муж матери. Постепенно режиссер дает понять зрителю, что он – демон из ада, специально приманивший мать Лили, чтобы добраться до самой девочки и ее подруг-ведьм. Лили пытается в одиночку сопротивляться ему, но сил у нее явно не хватает. На помощь ей приходят подруги. Вновь воссоединив силы, ведьмочки с легкостью отправляют Адама в свое прежнее обиталище. Женская солидарность победила.

Но победило ли добро? Трудно сказать.

Видимо, чтобы зрители не заскучали совсем, режиссер дарит им «бонус удивления»: в финале мы узнаем, что Лили – приемный ребенок, ее настоящая мама давно в психушке. Именно от нее она унаследовала свою колдовскую силу. Стоит ли говорить, что Лили ее нашла.

«Я ваша дочь», – говорит она матери, но на лице при этом ни единой эмоции.

Фильм закончился. За эти 85 минут мы погрузились в сказку. Как еще назвать повествование с героями без прошлого, живущими сегодняшним днем, мало чем интересующихся. Девушки колдуют, парни выпивают, иногда учатся в школе. Тема любви (нет – влюбленности) есть, но и она вскользь. Все герои недурны собой, типичные представители общества потребления, едят нездоровую пищу, живут по принципу «день прошел и ладно». Что с ними было вчера и в чем их завтра? Нет ответа.

Интересно посмотреть не на сюжет, а на режиссерскую работу. Вернее, на его попытки придумать и включить в происходящее действо драматургию. Однако ей приходится нелегко: вынуждена соперничать со штампами и стереотипами, которых не лишена картина. Вот подружки-«ведьмочки»: одна белая, вторая – азиатка, третья – темнокожая. Приятель одного из сводных братьев Лили, красавец Тимми, – почти отличник, знает, чего хочет и вообще серьезный парень, но «голубой». Политкорректность соблюдена, у героев почти все прекрасно.

Большую часть времени мы видим не триллер и не мистику, а светскую жизнь героев. Бессмысленную и однообразную.

Тем и увлекает зрителей режиссер, что показывает им обычных людей – таких же мальчишек и девчонок, которые собрались сейчас в кинозале. Не идеальных, не плохих. Особо ни о чем не мечтающих, но довольных жизнью. Сидя перед большим экраном, нам казалось, что протяни руку, и вот они – персонажи «Колдовства», уже вербуют тебя участвовать в их посиделках, играх, то есть приглашают стать своим. Перед тобой почти ничего не происходит, но ты вовлекаешься в сюжет. Граница между виртуальным и реальным постепенно размывается.

И вдруг – внезапная загадочная смерть. А ведь ее ничего не предвещало. Ну, рассказал Тимми своим друзьям (и зрителям заодно) во время игры о том, что «всегда любит порядок и к своим семнадцати годам еще девственник». Ну, приворожила затем его своей колдовской силой Лили, пришел он к ней, испытали они стихийную страсть друг к другу. И тут на тебе: на следующее утро Тимми якобы убил себя. И что? А ничего. Погоревали. Простились с другом. Девушки обещали себе больше не колдовать, чтобы «не случилось больше беды». Вскоре снова взялись за старое.

Этот эпизод можно считать ключевым в фильме. Режиссер дает зрителю возможность задуматься об ответственности каждого из нас за свои мысли и поступки. Мы так и не узнали, произошла ли трагедия с Тимми из-за Лили (это и не так важно), но вот то, что обладание определенным даром может привести к неожиданным последствиям – это надо осознавать всегда. Последствия могут быть хорошими и ужасными. О них человеку надо думать постоянно. Они всегда остаются в памяти (как бы люди ни старались о них не забыть) и формируют наше поведение. Вот и «ведьмочки», героини фильма, осознав это, гонят от себя такие мысли, но очень быстро жизнь вынуждает их принять это и смириться.

Потому вопреки анонсу предположим, что «Колдовство: новый ритуал» – не драма, триллер, или фэнтези, а фильм-предупреждение всем нам: вот что может случиться, если безответственно распоряжаться своим уникальным даром. Любым. В этой ленте девчонки пользуются своим даром колдовства, с помощью которого можно, как они говорят, «сделать все, что угодно», в реальном мире. Многие из нас сейчас активно существуют в Интернете, где с помощью разных сервисов можно приобрести «дар» возвышать человека, ломать ему репутацию и т.д.

Показывая (пусть и неявно) последствия колдовства реального, Зои Листер-Джонс намекает на то, с чем может столкнуться человечество при массовом «колдовстве», то есть манипулировании сознанием и поведением других людей в виртуальном мире. Разве это не актуально?

Об игре актеров много сказать не получится. Ожидаемого перед премьерой авторами этих строк заочного противостояния драматургии американского «Колдовства: нового ритуала» и российского «Вия» Олега Степченко (2014), а также советского классического «Вия» Константина Ершова и Григория Кропачева (1967) не произошло. Напряжения в премьерной картине мало, как и, увы, возможностей актерам продемонстрировать зрителю все свои творческие возможности. Спасибо операторам (в картине много крупных планов, фактурных проездов – это ведь попытка усилить режиссерскую работу), они как могли, старались, но «вытянуть», на наш взгляд, посредственный с творческой точки зрения сценарий им не удалось. Да и стремились ли к этому?

Финальная и заодно кульминационная сцена, когда «ведьмы» сжигают оказавшегося демоном Адама, впечатлила не наличием редких в фильме спецэффектов, а абсолютным спокойствием Адама, принимающего смерть в пламени за свою фразу «Сила там, где порядок». Правду сказал, сегодня это очень актуально, пусть и из уст отрицательного героя. Положительных героев в фильме нет. Даже девушка Лили живет исключительно ради своих выгод.

Есть фильмы, которых хочется пересматривать несколько раз. Нам хватило одного. Да, по сюжету легко, местами забавно, без гротесков и метафор, очень похоже на реальную российскую молодежную жизнь. А вот подтексты и контексты… Их каждый видит и понимает в меру своих преставлений о важном. Сходите на показ и сами решите: интересно получилось или нет.

И все же режиссер, похоже, не менее героинь своего фильма обладает даром колдовства. Держать зрителей у экрана час двадцать пять, особо их не волнуя и не напрягая, – это надо уметь. Поверишь тут в магические силы…

Роман Баканов, Ляйсан Вильданова

Close
loading...